Александр Левинтов. К вопросу о возможном происхождении Ермака Тимофеевича

Выдающаяся фигура российской истории, герой многих народных песен и художественных произведений, без сомнения, самый популярный персонаж сибирского фольклора, Ермак Тимофеевич
остается одним из самых загадочных деятелей бурного 16-го века.

Энциклопедические справочники и научные исследования довольно противоречиво описывают и оценивают финал его исторического
подвига, глухо упоминают о его предыдущей жизни и деятельности и совершенно умалчивают о его происхождении. Мы даже не знаем возраста, в котором он умер, что весьма странно: принятый со своей ватагой на службу к Строгановым в 1579 году, он должен был оставить хоть какой-нибудь биографический след в архивах знаменитого семейства, богатством не уступавшего даже царям. Да и Иван Грозный не мог отправить на помощь совершенно неизвестной личности значительный отряд своихстрельцов.

Проведенный нами поиск несомненно еще требует дополнительных изысканий, но и то, что найдено, позволяет сделать некоторые, на наш взгляд, достаточно убедительные выводы о возможном происхождении легендарного покорителя Сибири.

Итак, в 1579 году, спасаясь от преследовавших его опричников Малюты Скуратова, Ермак с небольшой ватагой поднимается по Чусовой и просит защиты у Строгановых, за что обязуется провести карательные экспедиции и экспедиции по сбору ясака и даней с окрестных зырян, черемисов и воинственной перми.
Строгановы, лишь в 1558 году получившие жалованную грамоту на эти земли, сильно нуждались в военной поддержке и пополнении опытными воинами, пусть даже и с сомнительной репутацией.

В 1581 году, согласно имеющимся архивам Строгановых (1, стр. 14-17), Ермак снаряжает внушительный по тем местам отряд из 800 казаков (народ буйный и весьма ненадежный, командовать такими отважился бы не всякий воевода). Дружина преодолела Камень (Уральский хребет) и с налету взяла г. Сибирь, столицу Кучумова ханства. Продвижение вглубь страны было, однако, остановлено небольшими татарскими отрядами Кучума, а также отрядами его саттелитов и союзников. Татары применили по отношению к воинству тактику, столь любимую и распространенную среди русских и против которой сами русские оказались бессильны.

Захватив г. Сибирь, Ермак отправил нарочных с сообщением об одержанной победе Строгановым и Ивану Грозному, что еще раз доказывает: отношения между Ермаком и Опричным приказом были весьма непростыми и не укладываются в простую схему "беглый разбойник-сыскная служба".

Вероятней всего, выторговывая себе либо свободу, либо награду, Ермак сильно преувеличил свою победу и размеры занятой им территории, настолько преувеличил, что по названию небольшого городка была названа огромная страна, во много раз превышающая по своим размерам метрополию.

В отправленных письмах Ермак, прекрасно понимая неустойчивость своего положения, просил помощи казаками либо стрельцами. Сами письма не сохранились, но в достоверности самого факта этих донесений не сомневаются многие историки, в частности С.В. Бахрушин (2, стр. 54)

Если Строгановы оставили его реляцию без ответа, справедливо полагая, что посланных 800 человек Ермак либо уже погубил, либо вскорости погубит, то царь отреагировал почти мгновенно, что также, зная чрезвычайную трусливость и мнительность Ивана Грозного, вызывает сегодня недоумение или мысль о том, что Ермак пользовался если не доверием, то вниманием при дворе и у Малюты Скуратова. Об этом же пишет и Бахрушин (3, стр. 45).

Царское подкрепление прибыло лишь в 1584 году, с явным опозданием: Ермак был окончательно разбит с остатками своей дружины. По преданию, он утонул в Иртыше, что маловероятно: так далеко вглубь Сибири его отряд врядли мог дойти. Кроме того, Иртыш - река с почти горным гидрологическим режимом: плавание по нему на русских стругах или лодьях, приспособленных к спокойным рекам, более, чем сомнительно. Впрочем, о месте и времени гибели Ермака имеется несколько версий и легенд. В Притурье и Притоболье почти у каждого крутого яра можно услышать, что именно здесь сидел "объятый думой" Ермак, погубленный коварным Кучумом. Легендарность Ермака в народе объясняется, скорей всего, не его достижениями (более чем скромными), а необычностью этого человека. Строго говоря, никакого покорения Сибири он не совершил: уже в 1655 году, задолго до его похода, сибирский хан Едигер уже покорился Ивану Грозному. Однако личность Ермака чем-то оказалась чрезвычайна привлекательна...

В доступных нам архивах Строгановых никаких биографических следов Ермака не оказалось. Лишь в одном месте, в отписке боярина Строганова в приказ Малюты Скуратова найдена следующая запись: "...паки наказуем што оный гультяй именем Ермачишко и родом из Кафы и што челом бивши бает безвинностью сыска на него царевых слуг..." (4, док. 15б, 1)).

Как известно, архивы Опричного приказа и многие другие документы, связанные с секретными делами времен Ивана Грозного и Малюты Скуратова, хранились в знаменитом подземном ходу Скуратова, ведшем из Кремля к Спасо-Зачатьевскому монастырю под Ваганьевским холмом, были безнадежно утеряны при попытке вскрытия туннеля летом 1988 года. В настоящее время мы имеем лишь весьма разрозненные записи, хранящиеся в отделе раритетов Госархива.

Тем не менее, одна запись не только проливает свет на возможное происхождение Ермака, но и во многом объясняет, почему, в свете устойчивой неприязни и подозрений на жидов и жидовствующих (так называлась еретическая группа, сконцентрировавшаяся в Ново-Иерусалимском монастыре в Рузе), все сведения о нем были похерены и уничтожены не только в царских архивах, но и у Строгановых, не желавших связывать свое имя с христопродавцем, к тому же католическим выкрестом:

"В лето 7073 года, во второй день июля месяца на допросе оный беглый именем Евсей, Тимофеев сын показал на себя, что рожден в Кафе городе, что от роду ему полных сорок два года, вероисповеданием крещеный еврей, из католиков..." (5)Кафа (Керчь) - генуэзская колония в Крыму. Вероятность того, что в отписке Строгановых и документе из записей Опричного приказа речь идет об одном и том же лице невелика и можно было бы ею пренебречь, если бы не два странных обстоятельства.

Первое. В дневниках ганзейского посла при Московском дворе Густава Маннерхейма (его миссия в Москве широко известна историографам, и сведения, имеющиеся в оставленных им дневниках, заметках, зарисовках и картах, заслуживают полного и глубокого доверия), датированных зимой 1587 года, говорится о секретной экспедиции отряда казаков вглубь континента далеко за Камень (Урал), чуть не на тысячу верст от Перми, вотчины Строгановых (6, стр. 125). Там же указано, что возглавлял экспедицию итальянский католик, по-видимому, тайно присланный к царскому двору Папой или одним из кардиналов Южной либо Восточной Европы (6, стр. 127-128).

Второе. В селе Ушаковка Воронежского района Воронежской области проживает несколько семей с фамилией Ермаковы. Здесь хранится предание о том, что все они ведут свой род от знаменитого Ермака, пришедшего в эти места в пятидесятых годах 16-го века. Изустные семейные предания утверждают также, что сам Ермак пришел из Тавриды.

Поиски в Керченском городском архиве позволили обнаружить, что в 80-е годы 15 века сюда, спасаясь от голода, прибыло несколько семейств из Генуи, в том числе и некий Готлиб Коломбо, крещеный еврей, суконщик, с семейством. Среди многочисленных детей Готлиба действительно был малолетний сын Тимоти.

Как хорошо известно, у Христофора Колумба было два брата: один из них стал его соратником в поисках западного прохода к Индии и вошел в историю географических открытий вместе с братом Христофором и племянниками Диего и Луи, младший же брат остался при отце и унаследовал его суконную мастерскую в Генуе. В "Raccolta completa" за 1475 год говорится: "Доминик Коломбо преставился, оставив своему сыну Готлибу отменную суконную мастерскую. Чумовой мор и последовавшие за тем семь голодных лет принудили многих жителей Генуи покидать город и бежать, кто куда может. Готлиб Коломбо продал свое дело за весьма малые деньги и отправился в Тавриду, списавшись с дальним родственником и старинным заимодавцем Коломбов, в поисках неверного счастья" (7)

Что заставило Евсея Коломбо покинуть Керчь и почему он оказался сначала на реке Вороне, а затем - в среде волжских казаков, как ему удалось войти в огромное доверие к Строгановым, какую роль в этом сыграл Опричный приказ и не был ли он эмиссаром опричнины, говоря современным языком, - все эти вопросы пока остаются открытыми и ждут своих пытливых исследователей. Мы же считаем доказанным или почти доказанным тот факт, что Ермак Тимофеевич, по-видимому, был внучатым племянником Христофора Колумба и в нем бился неукротимый дух первооткрывателя новых стран и земель, как и у его более знаменитого и удачливого предка.

Использованные источники:

1.ЦГА, Лет. ХХХ1У, т.6, арх.№243-543б, 648с.
2. Бахрушин С.В., Очерки по истории колонизации Сибири в ХУ1-ХУП вв.., в кн.: Научные труды, т. 3, ч.
1, М., 1955, 210 с.
3. Бахрушин С.В., История Сибири с древнейших времен до наших дней, т.2, Л., 1968, 455 с.
4. Сб. арх. док. "Государственная переписка вт. пол. 16 в.", ГОИН, М., т. 23.
5. Ист. отдел ЦГОИН МВД СССР, т.Х1Х, сб. мат. №23, док. 89, 34 с.
6. Центрспецархив МИД РФ, западноевропейский отдел, т. 234, дело №16, 342 с.
7. "Raccolta completa" за 1475 год, Cenevia.
.