Михаил Сапожников. "Кошки-собаки"

С близким моим московским другом такая история приключилась. У него долго умирала жена от рака. Он ее страстно любил и, несмотря на приговор врачей - 3 месяца, вытягивал почти 2 года. Возможности были - председатель правления не мелкого банка. Какую-то хитрую вытяжку (или сыворотку) из молока самолетом из Венгрии возил... Но чудес не бывает - похоронил. И запил...

Тут как раз кризис 98го года. К его чести как председателя правления, АБСОЛЮТНО никто из частных вкладчиков банка не пострадал. Некоторые компании - да, остались без денег, но спустя время и с ними рассчитались.

В общем, ушел мой друг на пенсию, передав дела верной замше. А, чтобы в квартире пусто не было, завел пса. Метис колли с немцем. Крупный пес, окрас больше от немца, форма головы -от колли. Умный поразительно, совершенно интеллигентная морда.

Все мыслимые и немыслимые службы усваивал при занятиях с инструктором, что называется, в одно касание. За исключением одной - телохранителя. Инструктор сказал, что природная агрессивность имеется, но надо ее развить, усилить. Это с данным псом тоже не сложно, но гулять без поводка тогда будет уже нельзя - оружие... Друг на это не пошел.

Тем временем замша, возглавившая банк, попросила бывшего босса забрать его личный сейф из банка. По сути, она была права: любые ценности в том помещении автоматически подпадали под ревизию средств предприятия. Забрал, дома поставил. Сейф немецкий, надежный.

В годовщину смерти жены решил он на кладбище съездить, помянуть. Слегка принял перед этим. Поэтому сам за руль не сел, решил такси поймать. Такси не поймал, а частник на жигулях-пикапе остановился.

Слово за слово, друг ему о своем горе поведал, тот посочувствовал. Да так проникновенно, что друг ему говорит: "Слушай, я на могилу пойду, посижу там, а ты подожди, обратно отвезешь. Возьму что-нибудь по дороге и помянем, тебя не обижу". Тот говорит - идет. Так и сделали.

Как дому подъехали, частник пикап задом прямо к подъезду подал. Друг ему: " Ты что, народ сердиться будет!" А тот - ничего, мол, все нормально.

Пришли, разлили, после первой друг мой в момент отключился. Утром очнулся: собака к батарее пристегнута, сейфа и еще много чего нет. Говорит, этот гад даже телевизор пытался загрузить, но тот большой оказался - не влез, на полу пришлось оставить.

На собаку друг не обиделся, сам, говорит, виноват, надо было на телохранителя учить. А пес, бедняга, спустя пару лет сдох. Уж как друг его ни выхаживал, не помогло...

Теперь только кот с ним остался, моей Муськи племяш. Как и Усольцев, сибирской национальности и добряк тоже :-)

Здесь мы плавно переходим к традиционно драматичным отношениям "кошка-собака". Первый раз с этим я ещё в детстве столкнулся.

В коммуналке нашей у одних соседей жил здоровенный (сибирский тоже) кошак, а у других - русский спаниель, сука. Русский крупнее коккера и не в пример суровее. Да и охотились с ней часто, все инстинкты на месте, не подавлены.

Въехали соседи со спаниелем недавно, и Васька сразу попробовал собаке объяснить, кто здесь масть держит. Ну, и нарвался - мало не показалось, хоть и Рикки чуть без глаза не осталась. И, разумеется, чисто по-женски обиделась "всерьез и надолго": стала кота воспитывать при каждом удобном случае.

Как водится, конфликт на соседей перекинулся - шум, гам. В итоге, Рикки всыпали, и кота трогать строго-настрого запретили. Псина умнющая была, послушная, как охотнику и положено. И вот, десятилетия прошли, а картина та перед глазами стоит:

Рикки лежит в коридоре мирно, морда на лапах; кто мимо пройдет - обрубком по полу дружелюбно стучит. И тут на сцене вальяжно появляется Василий. Сначала просто взад-вперед перед ней прогуляется, потом сядет неподалеку. Потом ляжет, а хвост в ее сторону вытянет. И концом хвоста начинает мельтешить у собаки перед мордой - быстро-быстро. Бедная псина терпит, отворачивается, потом встанет, понуря голову, и идет скрестись в дверь, чтобы хозяева пустили...

Эх, правы Конрад Лоренц и Саша Левинтов: " Во всех тварях - искра божья..."