Евгений Зудилов. Религиозный экстремизм или религиозный терроризм?

Религиозный экстремизм или религиозный терроризм?
Религиозных экстремистов не любит никто. Простой человек в лучшем случае с недоумением, а в худшем - с отвращением смотрит на тех, кто не вписался в колею его размеренного быта и, выражаясь языком братьев Стругацких, «хочет странного».

Но хотим мы этого или нет, а религиозные экстремисты всегда были и всегда будут. Вот примеры: Сиддхартха Гаутама (Будда) и Иоанн Креститель, а в более современное время - Серафим Саровский, доктор Федор Петрович Гааз и мать Тереза Калькуттская... Какая-то неведомая сила движет этими людьми, притом зачастую уже с детского возраста. Иногда это просто неприятие мира таким, каков он есть, - как у Иоанна Крестителя и Серафима Саровского, иногда тоже неприятие, но не отвергание, а попытка его изменить - доктор Гааз и Мать Тереза.

Первых, по-видимому, можно назвать религиозными интровертами, вторых - экставертами. Первые никого не беспокоят и лишь надеются изменить мир мирным путем, личным примером. Интроверты-отшельники изначально уходили в леса и пустыни и там вели аскетический образ жизни. «В те дни приходит Иоанн Креститель и проповедует в пустыне Иудейской и говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное. ... Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах своих, а пищею его были акриды и дикий мед» [Мф 3.1].

Когда к ним, интровертам, присоединялись ученики и община росла, то организовались монастыри. Но община оставалась замкнутой. Монахи не имели такой цели - активно распространить свой образ жизни на окрестные города и села. Эту идеологию хорошо выразил Серафим Саровский : «Спасайся сам, и вокруг тебя тысячи спасутся».

Экстраверты, несмотря на свою вовлеченнось в мирские дела, по сути дела - тоже оставались схимниками. Их девизом можно считать слова доктора Гааза: «Спешите делать добро». Добро заключалось в том, чтобы помогать нуждающимся словом или делом.

Как бы то ни было, но большинство христианских святых вышло именно их этих групп людей. Они никогда ничего не требовали для себя, но и не сидели взаперти. Они верили активно - и потому действовали. До конца.
Вижу, как дотошный читатель уже тянется к клавиатуре, чтобы напомнить мне об ужасах инквизиции и разгроме крестоносцами Константинополя. Знаю, знаю. Тут-то и собака зарыта, дражайший. Религиозный экстремизм допустим и может приносить пользу только тогда, когда он распространяется только на группу людей, которые ДОБРОВОЛЬНО его приняли и ДОБРОВОЛЬНО ему следуют. Там, где «забота» о спасении души ближнего выходит за эти рамки, кончается религия и начинается терроризм. Ибо приняв это, «спасаемый» полностью слеп.

Полагаю, что средневековые инквизиторы искренне верили, что можно буквально следовать правилу: «Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну» [Мф: 5.30 ] То есть и глаз можно вырвать, и члены отсечь один за другим.

Но все дело в том, что набор этих правил и ограничений применим только к самому себе. Если же начать, даже с самыми наилучшими намерениями, отсекать руку и вырывать глаза ближнему (или - заставлять носить паранджу, запрещать радио, музыку, или убивать мирных жителей другой страны), то какие бы оправдания для этого ни приводились - ничего хорошего из этого не получится. Успех таких начинаний может быть только временным, поскольку главный дар Бога человеку - это свобода воли, свобода принять - или отвергнуть любые учения, религиозные или политические. Человек слаб. Но он и силен.

Слава Богу, христианство этим уже переболело, переболело давно, а некоторые религии - например, буддизм - этому вообще не подвержены. Иная структура догмы. Иной подход и к Богу, и к Человеку. Не подумали о таком подходе.... Но все ли?
Чего ожидать? Переболеют экстремизмом, охолонутся, подумают о спасении всего человечества? Да, придется. Иного решения нет. Душу - и понятие о Боге (которого нам всем так или иначе целиком осознать не дано) - надо расширить, да и понять: знание наше и понимание ничтожно. Не сотворим же мы кумира себе.

Но может ли общество распространить широту своих взглядов настолько, чтобы не душить своих граждан и не лепить по единому образцу их веру? В принципе - может. Если доверяет им. И так будет.
Некоторые опасения вызывает только Россия, где пытаются поставить
знак равенства между понятиями «русский» и «православный». Всех к одному знаменателю! Два случая (как минимум) на моей памяти заставили меня немало размышлять об этом.

К чему может привести унификация веры и уравнивание между верой и гражданством, я как-то видел на примере одной своей знакомой, которая, вдруг став «сильно православной», начала меня укорять в том, что я, будучи крещен в православии, не ношу бороду, а зато дружу с евреями и слушаю музыку Баха. И действительно! Бах не русский. Как сказал старец N, Бах не был православным и писал свою музыку, находясь в «прелести»...

А мы-то думали - музыка божественна, что бы то ни было... Признаюсь, странновато все это было слышать из уст преподавателя музыки. Однако привелось!

Второй запомнившийся мне случай произошел в православном храме города Гудауты, в Абхазии. Зашел я как-то раз туда, по привычке окинул взглядом стены - да и остановился, пораженный невиданным доселе
зрелищем. Около входа, с правой стороны была нарисована фреска,
изображающая страшный суд. Как и положено по канонам, в центре слева
стояла толпа людей, которые впоследствии разделялись на праведников,
поднимающихся в рай, - и грешников, спускающихся в ад.

Наиболее заметные - те, что на первом плане - видимо, самые страшные грешники - уже сорвались в бездну и падали вниз, где горел адский огонь, кипели котлы и поджидали черти с поднятыми вилами.

Впереди всех летел вниз головой некто лохматый, бородатый, в драных
синих джинсах и с электрогитарой в руке! Битник, стиляга, джазист, рокер - так или иначе чужой, западный!... В ад ему путь!...

Да, подумал я... Дай таким радетелям православия волю - и они создадут такое государство, в котором конституцию заменит монастырский устав, а милиция будет проверять наличие креста на шее и измерять длину бороды, причем на все установит мзду, а Христолюбивое Российское Воинство будет крестом и мечом распространять истинную веру впредь до Индийского океана. Там и увлажнит свои иссохшие кирзовые сапоги... Только зачем?

Не дай-то Бог!...

Религиозный экстремизм или религиозный терроризм? Не сумев добиться своего, толкая людей к пределу, экстремизм вскоре бросает их в бедствии и переходит к терроризму. Больше людей нет. Это последний этап.

Не дай-то Бог!