Анатолий Клёсов "Дымовая шашка"


8 мая 1968 года мой взвод сидел в подвале химического факультета МГУ, и я, комвзвода, зачитывал вслух руководство по пользованию дымовой шашкой. Для нас завершался четвертый курс химфака. Потом - лето, военные лагеря всего на месяц, под Москвой, лейтенантские звездочки, которые ровным счетом ничего для нас не означают (по крайней мере, для подавляющего большинства), и - последний, пятый курс. Ура! Тем более, что пятый курс - это практически только научная работа на избранной кафедре.

Муляж дымовой шашки в виде плоского цилиндра зеленого цвета лежал у меня на коленях, и я по ходу чтения показывал "сослуживцам" основные детали ее устройства. Майор военной кафедры ходил по комнате, переходя от взвода к взводу, и одобрительно кивал головой.

Дойдя до слов "для приведения боевой шашки в действие надо чиркнуть фитилем о терку", я машинально и чиркнул. Муляж ведь.

Из шашки пошла струйка дыма.

Первые секунду-две я ошалело смотрел на шашку. В подкорке заметались какие-то лохматые несуразицы, которые вдруг сложились в четкие огненные слова: боевая шашка!

Думать было некогда, да и незачем. Я вскочил, схватил шашку, струя дыма из которой на глазах усиливалась, и пулей метнулся к дверям. Лифта дожидаться было нельзя. Из шашки раздалось гудение, которое с каждой секундой усиливалось.

Я проскочил через сплетения каких-то труб в подвале, взлетел по ступеням на гардеробный этаж, оттуда - по мраморным лестницам - на первый этаж, в вестибюль химфака. Шашка раскалилась, держать ее в руках уже было невозможно, но бросить было тем более нельзя. В несколько оставшихся секунд я пролетел мимо вахтера, который остолбенело смотрел на мою уже ревущую шашку, из которой бил густой столб дыма, выскочил на широкие ступени факультета прямо перед высотным зданием и швырнул на них этот проклятый зеленый плоский цилиндр.

Оставить я ее уже не мог, она была МОЯ. Я обреченно стоял около шашки, беснующейся на священных ступенях факультета. Из нее бил чудовищный столб зеленого дыма, по размерам намного превышающий все вулканы мира вместе взятые. Это было как-то нереально, несовместимо с окружающим университетским миром. С подветренной стороны тут же набежали идиоты-младшекурсники, прыгающие от радости такого развлечения.

Казалось, хуже быть уже не могло. Но еще хуже было то, что напротив, через скверик и памятник Ломоносову, который уже был окутан плотными клубами густого дыма, я разглядел праздничный митинг физфака. Дело было, напомню, 8 мая, и митинг физиков был, само собой, посвящен дню Победы. Со смертельной тоской я отметил, что митинг физфака стал разбегаться, спасаясь от ядовитого дыма.

По прошествии вечности шашка стала гудеть, свистеть и дымить меньше и потом постепенно сдохла.

Я подобрал ее и с глубоким отвращением опустил в урну. Жить не хотелось.

С этим глубоким чувством я вернулся в подвал на военные занятия и отрапортовал майору, что командир взвода такой-то прибыл. При словах "командир взвода" майор громко хмыкнул. Несмотря на трагичность ситуации, я истолковал это хмык как еще более плохой знак.

- В медсанчасть, - скомандовал майор. И я пошел перебинтовывать вконец обожженые руки.

Вскоре до меня дошел слух, что меня собираются отчислять из университета. Меня? Спятили... Круглый отличник, спортсмен, член сборной МГУ, секретарь Комитета ВЛКСМ по научной работе, активная работа на лучшей кафедре... Это представлялось совершенно невероятным.

Вызывают к декану факультета, Ивану Фомичу Луценко. Там - полна коробочка, все руководство факультета всех уровней - учебное, научное, партийное, комсомольское, военное. Слушается дело о возможном отчислении студента 4-го курса А.А.К.

Поднимается майор. Докладывает, что по его сведениям был спор. Типа - спорим, зажгу шашку. Спорим, не зажжешь. Вот он и зажег. За это надо отчислять. Таким не место среди.

Я в ответ говорю, что это - бред сивой кобылы, мягко говоря. Не подумал, что майор был довольно сивым, и наверняка обиделся. Смотрю - повеселел руководящий состав от моего простого языка. Короче, комсомол заступился, а также и партия, и учеба, и наука. Зачли как несчастный случай. И дело закрыли.

Но за задымление факультета и срыв торжественного митинга дружественного физического факультета мне вкатили выговор, который, вроде, нигде не записали. Я так думаю, что именно задымление митинга физиков меня и выручило. Уж очень наши два факультета всегда на ножах были. Так что я, сам того не желая, осуществил давнюю мечту руководства факультета. И не только руководства.

А военная кафедра меня все-таки предметно наказала: понизили до должности командира отделения на последующей месячной летней военной службе в лагере в Больших Буньках под Москвой.

Так что я, по большому счету, легко отделался. И руки через месяц-другой зажили. А по дымовым шашкам в военном лагере я стал слыть экспертом.

Anatole Klyosov
aklyosov@attbi.com
http://aklyosov.home.attbi.com