Николай Николаенко "Как изображался человек на протяжении своей истории"

С большим удовольствием я представляю читателю эту статью, полученную от моего друга Николая Николаевича Николаенко - доктора медицинских наук, психиатра, нейрофизиолога и нейропсихолога, ведущего российского специалиста по функциональной специализации полушарий, заведующего лабораторией функциональной асимметрии мозга человека Института эволюционной физиологии и биохимии им. И.М. Сеченова Российской Академии наук (Санкт-Петербург). Н.Н.Н. - ученик Натальи Николаевны Трауготт и Льва Яковлевича Балонова - разработал интересные и оригинальные подходы к изучению работы полушарий головного мозга. Для меня эти подходы особо интересны тем, что они не замкнуты в стенах лабораторного эксперимента, где "человек - носитель мозга" и только, а существуют в широком пространстве, объединяющем собственно эксперимент, живую клиническую работу, литературу, искусство, исторические науки. Н.Н.Н. - автор множества книг и статей, опубликованных в России и за рубежом.


Милтон Бренер (Milton Brener) - "practiced law in New Orleans, Louisiana, but throughout his adult life has also pursued a consuming interest in art and art history. This interest was centered primarily in portraiture, and he ultimately found the historical development of expressiveness to bear an intriguing correlation to that of three-dimensional representations.
After retiring from the practice of law, he attended Tulane University, was awarded a Master's Degree in Anthropology. Brener is the author of the book: Faces. The Changing Look of Humankind Lanham-New York-Oxford. University Press of America. 2000.
Scholars in various disciplines have reviewed Brener's work and have offered their own insights as to its value:
"What this book should make the reader do, as it did me, is reevaluate all those philosophical and sociological theses (Hegel, Marx, Spengler, Scheler, Benjamin, Adorno, Foucault) in a biological light. The future is biological, not socio-philosophical." (Dr. John Cutting, England),


Не скрою, что одним из моментов, побудивших меня просить разрешения на эту публикацию было не только желание поделиться с читателями "Порт-фолио" тем, что мне кажется бесконечно интересным. Аудитория "Порт-фолио" достаточно широка, чтобы надежда на то, что в ней найдется кто-то, кто сможет лишний раз представить Н.Н.Н. в западных научных кругах, не выглядела вовсе несбыточной. То, что он делает, право же, заслуживает внимания, а сам он - какого-то периода спокойных исследований в хорошей лаборатории без необходимости тратить львиную доли времени и сил в борьбе за хлеб насущный. Я также взял на себя смелость просить Н.Н.Н. о предоставлении других его материалов для "Порт-фолио".

Виктор Каган

Появление речи в годовалом возрасте сопоставимо с рождением Человека. И восприятием, и порождением речи, также как ее грамматическим оформлением и широкими логическими обобщениями занимается левое полушарие. Оно позволяет нам не только общаться с помощью искусственных знаков, символов, но и не потеряться в безбрежном информационном потоке - "дробит", фильтрует поступающую чувственную информацию, схематизирует и систематизирует ее, относя к той или иной категории, отправляя на "свою" полочку.
Когда под рукой ребенка на листе бумаги впервые появляются и потом с редким постоянством повторяются окружности, многочисленные прямые линии или крестики, это обычно привлекает не слишком много внимания. В сознании взрослых эти простенькие знаки не фиксируются как проявление особого вида коммуникации, своеобразного невербального способа отображения мира. В последние три десятилетия выяснилось, что восприятия и порождение рисунка, мимики, пантомимики, интонации, и музыкального образа - все эти способы невербальной коммуникации осуществляются правым полушарием.
Уже у младенцев существует специализация полушарий для обработки различных видов информации. Правое полушарие ведает зрительно-пространственными функциями, а левое - словесно-логическими. Но функции правого и левого полушарий с годами и десятилетиями развиваются, и формирование функциональной специализации полушарий завершается лишь к периоду полового созревания. Ситуация осложняется тем, что преобладание активности одного полушария может чередоваться с превалированием активности другого. А как происходит дело в истории развития человечества, в филогенезе? Повторяется в истории рода человеческого ход индивидуального развития (т.е. онтогенез) или, наоборот, онтогенез воспроизводит некие закономерности филогенеза и, вообще, есть ли между ними какая-то связь?
Мы хотели бы привлечь внимание к странному, на первый взгляд, наблюдению. По сравнению с тысячами ярких живых изображений животных в пещерах юго-западной Европы в период целой эпохи, известной как верхний палеолит (40000-20000 тысяч лет назад), изображения человека - скорее исключение, чем правило: они составляют примерно 5% от общего числа рисунков. К тому же на этих немногочисленных изображениях, называемых "палкообразными фигурами", нет головы. Если же она изображалась, то часто, по крайней мере до конца палеолита, либо в виде головы животного, либо - чаще - без лица (рис.1)

Позже, когда лица стали появляться в изображениях человека, они часто были гротескными и подчеркнуто геометрическими. Реалистические изображения человеческого лица возникли довольно поздно - лишь в древнегреческом искусстве в IV века до н.э. Более того, эмоционально выразительные лица, отсутствовавшие в средневековом искусстве Европы, стали доминировать лишь в эпоху Ренессанса, начиная с ХIV века н.э., когда усилилось стремление к изображению глубины пространства. Такая столь медленная динамика представляет эволюцию - в буквальном биологическом смысле - невербального правополушарного способа отображения мира, и шире - невербальной коммуникации.
Приведем ряд фактов и попытаемся найти объяснения столь медленного развития правополушарного способа отображения мира.
Во-первых, древние изображения людей отличались тем, что в них изображения головы и лица отсутствовали не случайно - сами эти изображения по существу представляли собой обобщенные схемы или символы. Человеческие фигуры, появившиеся позднее в доисторическом периоде, часто не отражали никаких индивидуальных черт характера, возраста, пола или других отличительных особенностей. Фигурки человека кажутся находящимися вне времени или пространства. В силу характера обобщенности и вневременного существования они сравнимы с безличными образами в иконах Восточной Христианской церкви в течение средних веков.
Возникает вопрос - почему для архаичного искусства, начиная с древнекаменных эпох, столь типичны отсутствие изображений лиц и натуральных сцен и абстрактные геометрические или сухие безжизненные формы. Антропологи безуспешно пытались найти нечто общее между отсутствием изображений лиц и натуральных сцен в палеолитическом искусстве.
Проведенные нами клинические исследования позволили выяснить, что символичность, схематичность, обезличенный характер изображений человека связаны со снижением активности правого полушария. Такие символические изображения обусловлены преобладанием активности левого полушария (рис. 2).


Во-вторых, столь же длительно не отображалась лицевая экспрессия и не предпринималось попыток выразить сходство с прототипом. Между тем известно, что у современных людей более чем 90% эмоционального содержания в межличностном общении передается невербально. Преобладающая часть из этих 90% связана с лицевой экспрессией, и переработка этой информации также относится к сфере деятельности правого полушария, помогающего оценить тонкости портрета. Из клинической практики известно, что снижение активности правого полушария (и преобладание активности левого полушария) сочетается с неспособностью правильно узнавать и порождать мимику.
В-третьих, особенно со времен неолита, стали преобладать фронтальные изображения лиц. В них не только было мало экспрессии. Они имели особый рисунок лица в виде лобно-носовой сплошной линии со сглаживанием переносицы, а также игнорированием или пропуском рта. Нос, таким образом, являлся продолжением плоскости лба. Это было скорее двумерным, чем трехмерным, изображением. Такая неолитическая "маска" подчеркивала правильную, простую, геометрическую форму и контур без попытки использовать объем лица, особенно в области переносицы. Снижение активности правого полушария (и преобладание активности левого полушария) приводит к исчезновению иллюзии объема в рисунке, к плоскостному характеру изображений. Так, художник после инсульта в области правого полушария мог создавать двухмерные изображения так же, как и раньше, но его способности к изображению трехмерного мира драматически ухудшились.
Итак, крайне редкое изображение черт лица со временем претворилось в плоскую конфигурацию лица, и лишь с появлением письменности изображение черт лица стало объемным. Мы объясняем такую эволюцию менее развитыми функциями правого полушария, чем в более поздние времена. Отсюда вывод о том, что в истории искусства изображения лицевой экспрессии и глубины пространства взаимосвязаны: чем более выражена глубина изображаемых сцен, тем больше экспрессии в лицах.
Меньшая активность правого полушария в доисторическом искусстве проявляется и в отсутствии композиций и изображений природы, и, можно предположить, в неразвитости чувства прекрасного. Например, после инсульта в правое полушарие больные жалуются на потерю эмоционального отзвука на зрительную красоту, раньше переживавшегося ими как ощущение благополучия или удовольствия. Такая утрата отчетливо связана со снижением активации правого полушария.
Кроме того, из истории искусства известно, что большинство профильных изображений, начиная по крайней мере с эпохи Ренессанса, обращено лицом влево для художника и зрителя. Речь идет о ситуации, когда художник свободен в творческом выборе и не ограничен тематикой работы (такой, как беседа двух людей).
Поразительно, однако, что в древние времена профили чаще ориентировались вправо

Подсчеты показали, что профили, выполненные до 600 г. до н.э., в 60% ориентированы вправо. Это косвенно указывает на превалирование активности левого полушария на ранних этапах филогенеза.
Таким образом, абстрактность, безликость, бесплотность, плоскостной характер изображений, ориентация профиля вправо и другие черты архаических рисунков совпадают с модусом отображения лиц и трехмерного пространства, типичным для активности левого полушария (в условиях поражения правого полушария). Изображения же индивидуальных черт характера, экспрессивных лиц и глубины пространства отражают постепенное "включение" правого полушария в филогенезе.
Гипотеза о постепенном развитии в филогенезе правополушарных функций находит подтверждение в том, что только в 600 году до н.э. в Греции возникают изменения в право-левой ориентации: профиль начинает ориентироваться влево, а процесс письма приобретает направление слева направо. Несколько позже в греческой портретной скульптуре возникает мимическая выразительность. Такие изменения в изображении лицевой экспрессии лиц и предпочтении пространственной ориентации типичны именно для преобладания активности правого полушария над левым.
Существует поразительная параллель между способностью различать привлекательные нюансы в человеческом лице и способностью различать знаки в письме, слогах или словах. Возможно, эти две способности взаимосвязаны и развиваются параллельно. К такому выводу приводит тот факт, что значительное число больных с расстройствами чтения изображают лица так же, как больные с неузнаванием знакомых лиц. С другой стороны, у многих больных с неузнаванием знакомых лиц имеются расстройства чтения, что предполагает общую причину; это, конечно, не простое совпадение.
Интересно, что отображение и восприятие лиц в филогенезе повторяет этапы развития лицевого гнозиса в онтогенезе. В развитии новорожденных имеются сходные стадии: так, у младенцев нескольких недель жизни в ответ на предъявление разных форм лица не возникает никаких реакций (например, в виде улыбки). Позже такой ответ появляется преимущественно на "неолитический" паттерн: младенцы в возрасте 18 недель скорее улыбаются в ответ на неолитическую маску, чем на эмоционально окрашенное изображение лица, и лишь после 8 месяцев - на индивидуальное лицо.
В связи с развитием функций невербальной коммуникации на протяжении тысячелетий представляется очень сомнительным, что эволюция человека прекратилась тридцать тысяч лет назад. Вероятно, эволюция продолжается до сих пор, и изменение лицевой экспрессии служит одним из ее проявлений и примеров.
Одним из факторов такой эволюции может являться гетерогенность окружающей среды. Такая гетерогенность происходит из смешения популяций, разделенных длительное время; эти популяции действуют как созидательная сила в эволюционном процессе. Это - факт истории, что такие смешения популяций происходили в пределах около 700-1000 лет до каждого периода своеобразного возрождения (в V веке до н.э. в Греции и в XIV-XV веках раннего Европейского Ренессанса), и вносили вклад в достижения гуманизма, сопровождающего обе эпохи.
Мы затронули проблему развития зрительно-пространственных функций левого и правого полушария мозга человека в онто- и филогенезе. Не исключено, что толчок развитию зрительно-пространственного восприятия как в онто- , так и филогенезе дает левое полушарие. Косвенно на это указывают такие характеристики палеолитических рисунков, как схематичность, безликость и плоский характер изображений, ориентация изображений вправо. Сходная схематичность изображений на ранних этапах детского творчества также указывает на преобладание активности левого полушария.
Существуют и другие поведенческие проявления, обеспечиваемые функциями правого полушария, которые подверглись значительным изменениям. Они включают глубокое чувство "Я", или индивидуализм, для которого характерны периоды своеобразного возрождения (в V веке до н.э. в Греции и в XIV-XV веках раннего Европейского Ренессанса). Наконец, изменения включают также образность (в противоположность буквальному использованию языка), особенно использование метафор и идиом (в противоположность заучиванию наизусть и сухих безжизненных фраз, характерных для древних и средневековых языковых систем).


Nikolaenko@nnick.mail.iephb.ru