Виктор Каган "То ли ангел играется в прятки…"

***

Эти реки молочные и кисельные берега,
Чудеса в решете и сапоги-скороходы -
Там, куда не ступала моя нога,
И куда мой плот не доносят воды.

Хорошо только там, где нас пока нет -
В ус не дуют, не знают забот, не плачут.
Там прекрасен закат и прекрасен рассвет,
И коньки-горбунки табунами скачут.

Вот и славно, что нас там пока еще нет.
На подошвах души такого натащим,
Горбунков изведем на шашлык и паштет,
Ищем чуда - полынную горечь обрящем.

Поэтому я ничего не хочу возвратить,
И через четверть века и хрипоту океана
Из наших двух голосов сплетается нить
И реальней реальности фата-моргана.

***

Вот так, по одному, уходим в никуда
Или, верней, туда, где стыло место наше.
И нехватает слез. Лишь талая вода
Да под ногами вечной грязи каша.

Цветы с могилы к ночи украдут
И снег к утру следы укроет вора.
А мы по одному - на самый страшный суд
Для приговора или разговора.

Поминки отшумят. Посуду по местам.
Но пустовать местам, где вы всегда сидели.
А завтра, может быть, мы тоже будем там,
Где вы без нас вчера осиротели.

И ветви на ветру скребутся о стекло.
И среди ночи память молча будит.
Что было - то прошло, растаяло, ушло.
Что не было - того уже не будет.

А воробьи в снегу выклевывают хлеб,
Как выклевала жизнь отпущенное время.
И мир вокруг прекрасен и нелеп.
И невесомо расставанья бремя.

И снова длится жизни круговерть.
Мы с кладбища пришли не те, что уходили.
Как птица на плече, щекочет щеку смерть,
А на другом плече жизнь расправляет крылья.

***
Оставлен дом, что был знаком, обжит
И в нищете по-своему уютен.
Приговоренный к жизни Вечный Жид
В скитании своем сиюминутен.

Он всюду - и нигде. Ни там, ни здесь.
Бредет по свету в непроглядном мраке.
И хлеб насущный, что достался днесь,
Перепадает не ему - собаке.

Проклятия ему несутся вслед,
Хула ему торопится навстречу.
Изгой среди изгоев. Сухоцвет.
За те крестом натруженные плечи

Скитаться до явления Христа
Второго. А когда оно случится,
Отпустит губы злая немота
И в клюве принесет напиться птица,

Получит он нежданное прощенье
И смерть, как дар, уже не смевший сниться,
За помощь в одоленьи искушенья
Взять паузу в пути, уснуть, забыться.