Борис Шлякман "Триптих" и другие стихи"



Е.Н.


1.
Окруженная снегопадом,
круговертью метели злой,
ты идешь, и с тобою рядом
ни души- хоть кричи, хоть вой...

Где взяла ты такие силы,
и откуда пришли к тебе
эта пристальность- до могилы,
эта верность своей судьбе?

Что жалеть! Не жалея, плачу,
не умерший, ПлачУ сполна...
Путь далек, и нельзя иначе,
и у каждого жизнь одна.

2.
Подарок мне- песочные часы,
что на стене висят с которых пор,
а на небе аптечные весы
богиня держит, продолжая спор...

А может, все давно разрешено?
Ты там, я здесь, прядет веретено
незримую серебряную нить...
Грядущего во мгле не различить.

Осталась мне та золотая прядь,
и голос, что в гортани мог дрожать,
и строки те, что канули на дно...
Течет песок. Скрипит веретено.

3.
Я ничего не знаю о тебе.
Ни адреса- Америка большая,
ни сколько было бед в твоей судьбе,
а может, счастья? Все равно не знаю.

Стихи я помню, где непримиримость,
свеченье глаз, тоска, добро и зло...
И столько лет прошло. И что случилось,
что со стихами там произошло?

Подробности меня волнуют мало.
Счета, работа, дети, муж-дурак...
Ответь, прошу, что со стихами стало?
..Хотя прости- пиши и просто так.

***
Ледяной холодок отчужденья,
и декабрьская злая вода,
ледяное твое отраженье
уносящая в никуда,

в сером сумраке дремлющий Киев,
блики желтые на куполах,
а поодаль стоит Россия
среди стягов, крестов и плах.

***

На седьмом этаже многоквартирного дома
сижу на стуле, пишу опять
очередной вариант закона Ома
В старую клетчатую тетрадь.

Сопротивление времени прямо пропорционально
расстоянию от земли, дыханию темноты,
капающей, как вода из крана,
на нетронутые листы.

Занавеска шевелится, сухо в горле,
память скребется, чепуху городя,
пока не заполнит паузу в разговоре
шум падающего дождя.