Александр Покровский "Ведьмочка"

В большом белом городе, только на самой его окраине, рядом с лесом и болотом, жили две ведьмы: ведьма-бабушка и ведьмочка-внучка.
А родители маленькой ведьмочки, молодые черти, вечно где-то летали-мотались.
-- Ну-ка, посмотрим, -- говорила хрипло с утра бабушка, -- где там шляются твои черти-родители? Ну-ка, сказочный ящик, попробуй только не покажи! -- и била по ящику крепкой ладонью.
-- Ему же больно! -- думала при этом маленькая ведьмочка и очень жалела сказочный ящик.
-- Глупости! Ерунда собачья! -- говорила бабушка, -- Пусть только попробует не показать!
А бабушка у маленькой ведьмочки была очень грозная и очень авторитетная, и ящик сейчас же показывал, где находятся черти-родители, хотя маленькая ведьмочка -- тут она обязательно бы вздохнула -- и так была уверена, и без ящика, что ее родители -- молодые обормоты и шалопаи -- в этот самый момент, далеко-далеко, делают очень нужные и полезные гадости.
Маленькая ведьмочка всегда была немножко печальная. Даже когда бегала по улицам и делала всем свои мелкие пакости.
Ей совсем не хотелось каждый день делать бабушке и всем остальным эти мелкие пакости. Но разве ведьма бывает без пакостей? Да и бабушка всякий раз им так радовалась.
-- Ах ты, маленькая чертовка, пакостница! Ну, тютелька в тютельку я! -- восклицала бабушка.
Потом она махала руками, смеялась и тут же бросалась обнимать и целовать маленькую ведьмочку.
Маленькая ведьмочка любила свою бабушку и жалела ее, и, чтоб доставить ей удовольствие, каждый день, прямо с утра, придумывала разные мелкие пакости.
-- Вся в меня! -- говорила бабушка своим знакомым ведьмам, -- ну, ни капельки не похожа на своих обормотов-родителей!
-- Куда там, к чертовой матери, -- улыбалась бабушка, -- и я в детстве была такой же бесенок!
-- Правда, -- с удовольствием добавляла бабушка, -- из этого ничего путного не получилось.
Надо вам сказать, что у маленькой ведьмочки была одна настоящая мечта. Он так мечтала, чтобы бабушка хоть когда-нибудь заплела бы ей в волосы большой бантик. У всех же такие красивые бантики!
Но бабушка не любила на голове эти глупости. Не даром она слала жуткой каргой. Она в своем детстве, в первый же день, сорвала с головы бантик и никогда его в жизни больше не надела.
-- Не надо третировать ребенка! -- говорила она старым ведьмам, -- Пусть растет, как трава вдоль забора, крепче будет.
И маленькая ведьмочка знала, что с бабушкой, насчет "травы вдоль забора", спорить не стоит. Да, она и не решилась бы никогда сказать бабушке, что ей очень хочется, хоть один раз надеть эту глупость на голову.
-- У всех такие красивые бантики, -- вздыхала ведьмочка, -- куда там, к чертовой матери!
Каждый день бабушка и маленькая ведьмочка летали в центр города, где был большой парк, подышать нечистым воздухом.
-- Ну, полетели что ли? -- говорила перед этим бабушка.
И вот однажды в том парке маленькая ведьмочка встретила странного мальчика. Она только-только вылезла из песочницы, вся перепачканная, и тут же его увидела.
Он ни с кем не играл, и был весь такой чистенький и печальный, что просто плюнуть некуда, так что ведьмочка к нему сразу же подлетела. У мальчика на шее был повязан красивый розовый бант.
-- А это зачем? -- спросила его ведьмочка и потрогала бант. -- Он же девчонкин!
Вежливый мальчик посмотрел на нее и вздохнул.
-- Очень-очень давно я должен был родиться девочкой. Все ждали, ждали, а я взял и родился мальчиком. И теперь мне повязывают этот бантик. Это очень красиво, -- он еще раз вздохнул.
-- Эх! -- сказала ведьмочка и шмыгнула носом.
-- Не шмыгай, -- сказал ей печальный мальчик, -- это очень некрасиво.
-- Подумаешь! -- гордо заявила ведьмочка, -- Мне можно. Я в детстве такой чертенок!
Она чувствовала сейчас, что это хорошо, что ей все можно, но все же покосилась на бабушку. Но бабушка в этот момент разговаривала с какой-то древней пустошью и ничего не слышала.
-- Ну совсем, как я в детстве, -- улыбалась бабушка, -- вечно что-нибудь натворит или кому-нибудь голову отвинтит.
Все всегда происходит тогда, когда не видят бабушки.
-- А может, у тебя нет платка, -- спросил мальчик, -- и ты поэтому носом шмыгашь?
-- А зачем мне платок? -- рассмеялась ведьмочка. -- Я и так, -- и вытерла носик ладошкой.
-- А хочешь, я тебе дам платок? -- спросил вежливый мальчик. - У меня есть.
-- Вот еще к черту! -- совсем собиралась сказать ведьмочка, но вдруг прошептала:
-- Хочу, - и сразу же почему-то покраснела.
Маленький мальчик достал из кармашка красивый платок.
-- А можно я сам вытру у тебя на лице? -- спросил мальчик. -- У тебя там все запачкалось.
-- Как сейчас вытру! -- подумала ведьмочка и почему-то тут же разрешила. Она вдруг стала такая смирная и закрыла глаза.
Мальчик аккуратно вытер ей платочком лицо.
-- Ты -- хорошая девочка, -- вздохнул маленький мальчик, -- и может так случится, что мне разрешат с тобой играть и дружить.
-- Ну, вот еще! -- дернула головой ведьмочка.-- Очень надо! -- но тут же передумала и спросила:
-- А ты кто? Принц, заезжий герцог или волшебник? И почему ты не играешь со всеми?
-- Дедушка не разрешает, -- вздохнул мальчик, -- потому что от них же ничему хорошему не научишься.
-- А кто твой дедушка?
-- А вон он читает. Он очень знаменитый, -- сказал печальный мальчик, -- а знаешь, я за всю жизнь должен сделать много добрых дел.
-- Зачем это? -- удивилась ведьмочка.
-- Не знаю. Это давно у нас началось. Еще с дедушки. И папа, и мама, и я тоже. Мы всегда приносили людям много радости. Вот и я должен принести много радости, -- тяжело вздохнул маленький мальчик, -- только почему-то нельзя со всеми играть.
-- А вот мне все можно, -- подумала ведьмочка, -- только что в этом хорошего? Тоже иногда так плохо!
-- Это, наверное, тяжело, -- сказала ведьмочка, -- когда много радости?
-- Ага, -- сказал маленький мальчик.
-- Эх, -- вздохнула ведьмочка. -- а ты плюнь. Иногда помогает.
-- А я не умею, -- прошептал маленький мальчик.
-- Не умеешь плевать?
Он покачал головой.
-- Хочешь, научу? Лучше всех будешь плеваться, -- быстренько выпалила ведьмочка. Ей очень захотелось, что этому мальчику было очень-очень хорошо. Ей захотелось сказать ему что-нибудь хорошее или сделать ему что-то нужное прямо сейчас.
-- Ты добрая девочка, -- улыбнулся мальчик.
-- А я, - сказала зачем-то ведьмочка, смутившись первый раз в своей жизни, -- любому могу голову отвинтить. Вот только пусть попробует кто-то тебя тронуть!
Засмеялся маленький мальчик.
-- А можно я подарю тебе свой бантик, он все равно девчоночий, правда?
-- Ой! -- обрадовалась ведьмочка, но тут же спросила:
-- А тебе ничего не будет от дедушки?
-- Вот еще! -- нахмурился мальчик Я же делаю доброе дело!
-- А можно я тебе сам его заплету, я умею? -- попросил мальчик.
-- Ну, да, -- тихо сказала ведьмочка, наклонила к нему голову, и мальчик стал вплетать ей в волосы бантик, а она стояла тихо и не шевелилась. Ей вдруг ужасно захотелось расплакаться. Но ведь ведьмы же никогда не плачут.
-- Вот и все! -- сказал маленький мальчик. -- Теперь очень красиво.
И вдруг ведьмочка сильно расплакалась. Она сама не знала, почему так случилось. Она так сильно расплакалась, что вежливый мальчик совсем растерялся.
-- Не нужен мне твой противный бантик! -- сказала сквозь горькие слезы ведьмочка и сорвала с головы бантик. -- На! Возьми! Сам носи. А ты знаешь, сколько у меня дома бантиков? Миллион бантиков! Вот! А у тебя противный бантик!
Ведьмочка быстро повернулась и побежала прямо через кусты, прямо к бабушке.
-- Бабушка! -- налетела она на нее, спрятала лицо у нее в коленях и затихла, как мышка.
-- Ах, ты, чертенок! -- улыбнулась бабушка вместе с расположившийся рядом старой каргой. -- Совсем платье испачкала! Вот прилетят твои родители, где-то носят их черти...
А мальчик тоже стоял и плакал.
-- Не хочу! -- плакал маленький мальчик, -- Хочу, как все!
-- Дедушка! -- подошел он к дедушке.
-- Что стряслось в нашем счастливом королевстве? -- дедушка снял очки и строго взглянул из-за газеты.
-- Рухнуло что-нибудь? -- спросил дедушка.
Дедушка, как всегда, читал свои газеты и, как всегда, ничегошеньки не слышал.
-- Ничего не рухнуло! -- насупился мальчик. -- На, возьми, -- протянул он дедушке бантик, -- это девчонкин!

Они так и не встретились больше.
Так бывает иногда в грустных сказках
А это очень грустная сказка.