Евгений Зудилов "Неподвижный как камень?"

Недвижимый, застывший, как камень, окаменевший - все слова мы употребляем, чтобы показать незыблемость, неподвижность чего-либо. И в самом деле - что может быть неподвижней, чем камень? И я так же думал, пока не попал в очередной раз в калифорнийскую Долину Смерти ( Death Valley).
Толчком к посещению была прочитанная мною в журнале "VIA" статья о загадочном плато, где безо всяких видимых причин, довольно большие камни - до 300 кг весом, передвигаются по земле, оставляя после себя следы на почве. Упустить такое зрелище было совершенно невозможно и в середине февраля, взяв несколько выходных дней, мы с Аллой тронулись в путь.
Поговорка гласит: "Бедному собраться - только подпоясаться". Мы вроде бы не бедняки, но собираемся столь же стремительно. Туристическое оборудование - палатка, газовая плитка, лампа, посуда - всегда лежит наготове в кладовке. Открыл багажник, побросал вещички, провизию и вперед!

Но сначала мы все же завернули в Лас Вегас и пробыли там два дня. Да и как не заехать, если от Лас Вегаса до искомой долины всего два с половиной часа езды?
В Долину Смерти мы въехали с востока поздно вечером 21 февраля и встали с палаткой на кэмпинге. Погода в феврале самая подходящая - днем 15-18 градусов тепла по Цельсию, ночью тоже не холодно. С утра поднялись затемно и сразу же поехали встречать рассвет на Забриски Пойнт (Zabriskie Point) - небольшое возвышение, с которого открывается замечательный вид на западную часть долины.

От автомобильной стоянки, вверх по тропинке вьется цепочка людей, несущих на плечах штативы и сумки с фотопринадлежностями. Издали, в предрассветных сумерках они очень напоминают тянущих свою добычу трудяг - муравьев. В прошлое наше посещение небо было затянуто тучами, и мне не удалось сделать удачных снимков. В этот же раз погода нам благоприятствовала, и я заснял несколько красивых видов.


После завтрака тронулись в сторону загадочного плато. Путеводитель рекомендует добираться до Racetrack Valley на машине с приводом на все колеса. Доехав до развилки дорог под названием Grapevine (недалеко от Scotty's Castle) я спрашиваю рейнджера - можно ли ехать к долине на моей машине? Глянув на мою Santa Fe, он кивает головой - пройдет! Также советует запастись с собой на всякий случай питьевой водой, проверить запасное колесо и остерегаться торчащих на дороге острых осколков щебня. До Racetrack Valley, где находятся ползающие камни - 44 мили по горной дороге, где нет асфальта, жилья, телефонов, заправок, воды, пищи и даже туалетов. Понятно, что далеко не каждый американец рискнет туда отправится.

Дорога медленно, но верно поднимается в гору. Кругом каменистая пустыня - чахлые кустики какой-то растительности и роскошные, громадные кактусы.

Вспомнилось, с какими усилиями я выращивал в Москве на подоконнике эти же самые кактусы. Подкармливал, пересаживал, выдерживал температуру зимой и считал счастьем, если они вырастали в несколько сантиметров высотой и иногда цвели весной.

Через 37 миль подъезжаем к перекрестку с прозаическим названием - "Чайник" ("Tea Kettle Junction"). На перекрестке стоит указатель с названием дорог, весь обвешанный чайниками.

Эмалированные, медные и хромированные, они блестят на солнце боками и слегка покачиваются на ветру. Несколько обалдело я смотрю на них - кто и зачем подвесил их в этой глуши и что бы вообще это означало? Позже я выяснил, что это вообще ничего не означало, а просто проезжающие люди решили таким образом "визуализировать" название перекрестка.

Еще семь миль, и мы въезжаем в Racetrack Valley. Небольшая долина представляет собой абсолютно ровное желтое плато - глиняный, рассохшийся такыр, по форме слегка напоминающий пчелиные соты.

Кругом черно-синие скалы и такая же скала, как обломок гигантского зуба, торчит посередине плато.

Вид совершенно сюрреалистический - меня посещает мысль, что создатели "Звездных Войн" могли бы многое выиграть, если бы снимали свой фильм здесь. Движущиеся камни расположены в дальнем конце плато - там, где скалы вплотную подступают к такыру. Плато около скал усыпано обломками разной величины. Некоторые из них так и остались лежать здесь, а некоторые вдруг стали двигаться и уползли довольно далеко, оставив за собой на поверхности ясно видимые следы. Большинство борозд прямые и короткие, но некоторые имеют причудливую форму и достигают до 800 метров длины.

Долина эта было открыта в 1900 году, но с тех пор так и не существует единого мнения, что именно заставляет камни двигаться. Основные гипотезы - микроземлятрясения, сильный ветер и ледяная корка на поверхности глины зимой, неведомые науке аномалии или даже продукт деятельности пришельцев.

Обратный путь, тем более под гору, как всегда, быстрее, и у нас еще остается время, чтобы свернуть к кратеру потухшего вулкана Ubehebe. Кратер необычен тем, что вокруг него нет нагромождений и обломков лавы. Когда-то, 3000 лет назад, раскаленная лава, пробиваясь кверху, встретилась с подземным озером. Озеро вскипело и взорвалось, как перегретый паровой котел. Выброс земли и пара образовал гигантский основной кратер в виде воронки и несколько меньших по бокам.


Последняя наша остановка - Scotty's Castle - причудливый замок в испанском стиле, выстроенный в 20 годах прошлого века Вальтером Скоттом как загородная резиденция.

Ночью мы сидим около палатки и любуемся на неправдоподобное звездное небо, густо усыпанное крупными, калифорнийскими звездами. Откуда-то из закоулков памяти всплывают слова Иммануила Канта: - "Нравственный закон внутри нас и звездное небо над головой убедительнее всего свидетельствуют о существовании Бога".
Может так оно и есть?

Март 2003 г.