Борис Геллер "Шапка - видимка"

У каждого из нас есть, или, по крайней мере, была мечта. Мы мечтаем спонтанно и целенаправленно, скромно и с размахом, постоянно и периодически, о дозволенном и запретном, о вещах реальных и о том, чему не суждено воплотиться никогда. Мечты стимулируют прогресс, поднимают настроение, а те из них, что не сбылись, являются причинами депрессий.

До тридцати лет я, как и многие, банально жаждал иметь шапку-невидимку: надел - и с концами! Наслаждайся и отдыхай или бери реванш, мсти за нанесенные обиды.

Земля Обетованная все перевернула с ног на голову, а, может быть, наоборот - расcтавила по своим местам. В том числе и мечты. Ну, например: может ли среднестатистический европеец в моем возрасте думать о том, как бы ему перевестись из одной воинской части запаса в другую? Нет, у него, вероятнее всего, мысли другого рода. А может ли он задумываться о том, как сделать, чтобы свои не пристрелили? Опять - нет, ибо он и чужим-то без надобности.

А теперь вообразите тривиальную для здешних мест ситуацию. Вы - полицейский. В субботу вечером, в штатском, но с пистолетом под рубашкой, вы отправляетесь в кафе, чтобы культурно провести досуг. По дороге или в конечном пункте назначения происходит нечто, заставляющее вас выхватить оружие. Вы делаете это быстро и уверенно, заслуженно гордясь выучкой. Проблема лишь в том, что вокруг находится еще множество вооруженных людей, в форме и без, которым тоже есть чем гордиться. В первые минуты инцидента всегда трудно определить, кто есть кто, а, следовательно, велик шанс получить пулю от своих. Чтобы этого избежать, придумана гениальная вещь: шапка-видимка. Мягкая шапочка со светящейся надписью "Полиция" должна всегда находиться у вас в кармане. Наденьте ее на голову до того, как ваша рука потянулась к пистолету, - и вам гарантирована долгая, счастливая жизнь.

А теперь о мечтах. Шапки эти являются предметом вожделения многих, но выдаются далеко не всем. Чья-то умная еврейская голова постановила, что ими могут пользоваться исключительно детективы, а также следователи в штатском. В течение года я безуспешно писал письма по начальству, но получал стандартный ответ: "Ввиду особой деликатности вопроса, чтобы исключить попадание вышеуказанных шапок в руки террористов, они выдаются ограниченному контингенту служащих. С уважением...".

Если вы обосновались в этой стране надолго и в ваши планы не входит слечь от инсульта в относительно молодом возрасте, вам следует научиться читать подобные письма по системе йогов, т.е. сознательно замедляя дыхание и пульс, - иначе нервный срыв неизбежен.

Во время первой войны в Персидском заливе я был в числе резервистов, призванных в армию. Служил я в пехоте. Вокруг шли беспрестанные разговоры о неконвенциональном оружии в руках Ирака. Все мои попытки во время войны и после ее окончания перевестись в подразделение химзащиты проваливались одна за другой. Годами я писал начальству письма, пытаясь логически объяснить, что армии дешевле использовать меня, готового специалиста по работе с радиоактивными веществами, чем обучить молодого солдата. Ответы были короткими: "Распределен согласно нуждам Армии. С уважением...". Я до сих пор храню эту папку с перепиской, сам не знаю зачем.

С шапкой мне, конечно, друзья-сыщики помогли. Я положил ее в карман и почувствовал себя абсолютно счастливым. Сбылась мечта! Жизнь, в сущности, не так уж и тяжела. Светит солнце и повсюду продаются апельсины. Гордый, я шел по Иерусалиму и глазел на витрины.
В одной из них, наряду с кепками, бейсболками и ковбойскими шляпами были вывешены полицейские шапки-видимки, практически не отличимые от той, что лежала в моем кармане, по пятьдесят шекелей за штуку.