Сергей Литовкин "Диверсант"

Тарас приехал на свадьбу друга детства почти без опоздания. Прямо в самый главный ресторан областного центра сухопутнейшего из отечественных регионов. На обряд советского бракосочетания он не успел, но там и без него хватало народа, бестолково кучкующегося по углам с шуршащими букетами и страдальческими лицами, отражающими мучения от неразношенной тесной обуви.  

Тарас Фомичев вошел в ресторанный зал после первого тоста, но еще до сигнала «Горько!» и сразу привлек к себе всеобщее внимание. Старший лейтенант Военно-морского флота в белой с золотом форме, при кортике и с обилием блестящих нашивок представлял здесь весьма колоритное зрелище. Если и появлялись раньше моряки в городе, то какие-то неказистые, подвыпившие или непроспавшиеся. Матросы или старшины. Да и те, в большинстве своем, – проездом. А тут - на тебе!  Молодой симпатичный офицер при параде, трезвый и без женского конвоя. Усадили дорогого гостя рядом с невестой, потеснив и уплотнив вкушающие ряды.Свадьба катилась по испытанной многократно программе под управлением средних лет тамады с восторженным пионерским голосом и манерами рыночной торговки. 

Тарас пил, закусывал, обнимал жениха и невесту, вспоминал детство босоногое, хвастался какими-то значками и даже произнес витиеватый тост, начав речь с необходимости постоянной обороны  морских рубежей и закончив ее пожеланием новобрачным отковать не менее трех потенциальных защитников Родины. Все время за его спиной появлялись и исчезали девицы, прислушивающиеся к разговорам.  А он все рассказывал, да рассказывал. Фотокарточки показывал. Вот корабль, вот друзья, вот жена, вот сын в коляске, вот памятник затонувшим кораблям….

 «Женат», - поняло оцепление и заметно поредело. 

Эх, - сказал Фомичев, выпив очередную коньячную порцию, - пойти потанцевать, что ли? И пошел. 

Танцы, однако, не задались. Кого Тарас ни приглашал потоптаться в обнимку,  все задавали один вопрос: "Так Вы женаты?

- Тьфу, - убедительно отвечал он, - вовсе нет. С чего Вы взяли?

- А фотографии? – интересовалась партнерша.

- Вот они, - доставал он карточки, - смотрите: вот корабль, вот друзья, вот жена друга, вот сын его, вот памятник затонувшим кораблям….

- Да-а-а? – недоверчиво  говорила девушка и уклонялась от горячих объятий. 

Тарас вернулся на свое место за столом и начал пытать жениха об особенностях взаимоотношения полов в этой, морем забытой, сухопутной местности. Он, уж было, утратил прежний задор и настроение, но что-то вспомнил и радостно начал выманивать молодоженов с гостями на крыльцо ресторана.

- Пошли скорей на улицу, - звал всех Фомичев, - у меня там подарочек еще один к свадьбе приготовлен.Так ему удалось вытащить на ресторанное крылечко молодых супругов и еще человек десять нетрезвой свиты. - Видите, дождь уже кончился. Какая чудная ночь! – произнес Тарас, подняв взгляд к черному беззвездному небу.После этих слов он, словно фокусник,  вытащил из-под тужурки пару сигнальных ракет и  резко рванул связанные между собой пусковые шнурки.

- Салют!! – выкрикнул он при этом, но здорово ошибся.

Во всяком случае, позже это называли совсем по-другому. Две красных и три зеленых звезды, вылетевшие с резким хлопком из картонных трубок с намерением уйти в небо, неожиданно натолкнулись на бетонный козырек площадью в несколько десятков квадратных метров, призванный спасать от осадков посетителей ресторана, вышедших перекурить на крылечко. Угол звездного падения, как, впрочем, и угол отражения, можно было  признать почти прямым. Вследствие этого, пять ярких звездочек начали с сумасшедшей скоростью метаться вверх-вниз, отражаясь от крыльца - снизу и от козырька – сверху, ослепляя ярким светом, обжигая жаром и оглушая шипением всех ошарашенных и окаменевших зрителей.  

- А-а-а! – раздался чей-то истошный крик, сработавший как сигнал к действию и крыльцо мгновенно опустело, выбросив по сторонам то ли тела, то ли тени, слетевшие в кусты мокрой сирени.

Звезды же продолжали свой хаотический красно-зеленый танец, ужасающий своей непредсказуемостью. Вверх – вниз, вниз – вверх. Вжик – бах, чик – трах. Одна из зеленых звезд вырвалась все-таки на оперативный простор, но не суждено ей было испытать свободу полета. Звездочка влетела в сооруженную на балконе соседнего дома бельевую сушилку типа «гарлем», частично заполненную свежевыстиранными носками и платками. Прихватив кусок веревки с этими  вещичками, отяжелевшее светило с диким присвистом кометой понеслось вдоль улицы, вращая бельевым хвостом. Выбежавшая на шум собака  взвизгнула от ужаса и сиганула в те же кусты сирени, где искала спасения свадебная компания. Послышались ругань, возня, вой и стон.

Еще секунда, и погасшие звезды исчезли в окружающем крыльцо дожде и мраке. 

- Надо загадать желание, - громко сказал Тарас заранее заготовленную фразу четким механическим голосом инопланетного робота и … икнул. Он был единственным остававшимся на крыльце из всей компании.  

Мокрые и грязные молодожены в сопровождении таких же замызганных гостей выползли из сирени на крыльцо и проследовали в ресторан. Путь их лежал мимо старшего лейтенанта Военно-морского флота Фомичева, задумчиво вглядывавшегося в глубины вселенной сквозь бетонный монолит козырька. Его парадная белая с золотом форма была в полном порядке. С иголочки.