Александр Покровский "Вороны", "Белка"

Кошке не повезло. Ее ударила машина, да так, что кошка вылетела через кусты на тротуар и сейчас же умерла.
За всем этим внимательно наблюдали я и две вороны. Все было так быстро, что я, не то, чтобы пожалеть кошку, я даже ойкнуть не успел.

Вороны подлетели и сели рядом с тем, что еще минуту назад было кошкой. Они подождали немного, потом старшая подошла и клюнула - кошка не пошевелилась, тогда к ней подошла младшая.
Вороны увлеклись и не заметили, как в воздухе появился он.
Он летел, как орел. Над кошкой он сделал такой великолепный разворот, что я сразу понял кто здесь хозяин. Хозяином здесь был ворона самец. Он был гораздо крупней первых двух и не обращал на них ни малейшего внимания.

Он подошел и неторопливо приступил к потрошению. Две прежние вороны немедленно отступили. Они перелетели на детскую площадку. Там старшая села на спинку скамейки, а младшая устроилась на земле.

Старшая смотрела перед собой, в ее голове явно что-то происходило, и вдруг, наклонясь к младшей, она начала раздраженно каркать, и я понимал, о чем идет речь: "Я говорила? Говорила? Говорила тебе? Говорила?"
Видно, она говорила младшей, что надо бы кошку в сторону оттащить, а та ей сказала, что все и так обойдется.
"Говорила? Говорила я?" - не унималась старшая.

Младшая распушилась, как если б ее зазнобило, и замерла, но вот неожиданно она ожила. Повернувшись к старшей, она, с приседанием, начала: "А что ты говорила? Что? Что? Что? Что? Что ты говорила?" -- потом она замолчала и повесила клюв.
Обе выглядели совершенно несчастными.
Больше она не разговаривали и сидели, отвернувшись, друг от друга.

Потом старшая слетела к младшей, тихонько, маленькими шажками, подобралась, встала рядом и каркнула примирительное: "Да, ладно!" - "Ну, да, ладно" - сейчас же каркнула ей младшая и повернулась к ней.
Взлетели они легко и дружно.


Белка

Мне надо было для цветов земли накопать. Я отправился в парк. Там, на безлюдной аллее, я присел на корточки и стал лопаткой набирать землю в пакет. Ко мне с дерева спрыгнула белка.
"А чего это ты здесь делаешь, а?" - говорил каждый ее прыжок в мою сторону. Она полезла мне под руку, проверяя, что я тут рою.
У нее, наверное, были здесь припрятаны запасы, и она боялась, что я за ними пришел.

В другой раз я явился под тоже самое дерево с абрикосовыми косточками. Косточки были большие, высохшие. Я постучал по коре. Белка вылезла из-за ветки.
- Косточки будешь? - спросил я.
"Сейчас поглядим, что там за косточки", -- казалось, ответила она и быстренько слетела вниз. Я присел и раскрыл ладонь.
"Ну-ка, покажи!" - белка обнюхала ладонь с внушительной кучкой, схватила одну и тут же, отпрыгнув, быстренько ее зарыла в листву.

Потом она вернулась и схватила другую косточку. Я высыпал косточки на землю. Она подбежала, схватила третью и отпрыгнула в сторону, потом вдруг вернулась к кучке, оценила, что там еще косточки имеются, и только после этого побежала зарывать ту, что держала в зубах.
Так она перетаскала все косточки, потом подбежала ко мне и обнюхала мои ладони - а вдруг я чего утаил или утащил с собой, не дай Бог?