Елена Тихонова "Небогоугодное дело" (продолжение)


Небогоугодное дело

(записки смирной женщины с дипломом и семьей в исторический период преобразования номенклатуры в класс олигархов)

Елена Тихонова



На следующий день утром еду на Пушкинскую, на работу. Не на ту, откуда колбаса, а на ту, где в отделе кадров лежит моя трудовая книжка. На работе очередное (без этого уже и дня не проходит) ЧП. Ночью был вскрыт кабинет шефа. Документы, вещи и прочие бумаги выкинуты в коридор, а в дверь кабинета врезан новый замок, и она опечатана. Шакалы торопятся. Уже идет конкурентная борьба за право захватить наши помещения и технику. Их можно понять. Здание соблазнительное, хлебное, престижное. Вон, на прошлой неделе, тоже ночью, охрана отбилась от наезда эмиссаров Владимира Вольфовича. Сегодня охрана не виновата. Ночную делегацию не пропустить было нельзя. Редактирую заявление в прокуратуру, составленное нашими юристами, на предмет, чтобы все "было красиво", если вдруг это заявление окажется в газетах. Убираю мелкие подробности, добавляю пафоса о трудовом коллективе и художественно-производственном персонале. Акцентирую имена "народных" и "заслуженных". Все. Делать больше решительно нечего.

Спускаюсь вниз. Вот, чертовщина. Чем меньше денег у наших сотрудников, тем больше в вестибюле лотошников с китайским ширпотребом и простецкой бакалеей. Хозяйственники так резвятся напоследок. Разводят лотошников по-черному. Торгаши- бедолаги, отстегивая "за аренду", и представить себе не могут, что в таком здании в центре Москвы обитает абсолютно нищая публика. Вот и стоят часами в надежде продать хоть что-нибудь, чтобы в убытке не остаться. В вестибюле толкучка, почти, как в метро. Гордо шествую и на глазах изумленных коллег, чувствуя себя в центре внимания, покупаю ДВЕ БАНКИ СГУЩЕНКИ И ПЕЧЕНЬЕ. Все смотрят на меня. По вестибюлю проходит волна вздохов. А что? Мой поступок по своей социальной значимости явно перекрывает утренний погром кабинета шефа.

Вспоминаю из "Записных книжек Ильфа": "Три женщины рассматривают четвертую, на которой надета розовая вязаная шаль. Та достойно позволяет себя оглядывать, понимая, что есть, чем интересоваться". Конечно, есть. Две банки сгущенки и печенье! Я б тоже заинтересовалась. Вчера. А сегодня позволяю себя оглядывать. Да-а, мой ночной начальник Георгий - это заразно. Чувствую, как переполняюсь гордостью, которую не приемлю, отвергаю и осуждаю в нем: елки-палки, ведь смогла! Смогла вчера привезти домой ужин. Точно знаю, что, по крайней мере, три четверти женщин, сейчас смотрящих на меня, провели накануне вечер в телефонных разговорах с родственниками-знакомыми-друзьями о своей нелегкой доле. А, я, плохо, неуклюже, в дрянной ситуации, но смогла заработать. Нет, определенно, не хочу пополнять собой ряды дурных совслужащих, недееспособных в любой ситуации, кроме кабинетной!

Округленные глаза главбуха, подруги Светки. Она мои доходы знает лучше меня, поэтому задает предельно точные вопросы:
- Сама или супружник заработал?
- Сама.
- Сподобилась, значит.
- Сподобилась.
- И кто твой избранник?
- Это - не это.
- Значит, какая-нибудь авантюра. Рассказывай.
Рассказываю.
- Сегодня поедешь?
-Поеду.
- Ты, Ленка умная-умная, но дура круглая. И учти, даже я сейчас не смогу найти деньги на твои похороны.
- Ничего, подруга, прорвемся!

Вижу, что Светка не прочь еще помитинговать относительно наличия у меня здравого смысла. Но мне уже пора. Пора мчаться домой, переодеваться в джинсово-кроссовочную водительскую униформу, которую я придумала себе для поездок "в ночное".
Я еще не знала, что грядущей ночью мне, действительно, придется прорываться.


В семь пятнадцать спускаюсь в вестибюль станции. Георгий накануне назначил мне встречу с девушкой под номером один на семь тридцать. Формальное начало рабочего времени в восемь. Есть почти час до работы. Надеюсь понаблюдать за процедурой общего сбора, потренировать взгляд на различение "свой-чужой" и добыть какой-нибудь релевантной информации. Георгий же говорил: "Люди подскажут - помогут". Вот пусть они этим и займутся.

Я чувствую себя намного увереннее, чем вчера. Народа субботним вечером, по московским меркам, совсем мало, и служащие конторы Георгия весьма и весьма заметны. Только, интересно, зачем они так рано приходят? Девушки в экстремальных черных мини и обтягивающих брючках прогуливаются по станции, цокая набойками высоченных каблуков. А вот еще: практически у всех темно-лиловая, темно-бордовая, в общем, почти черная помада. Девчонки явно развлекаются, эпатируя женскую половину и привлекая взгляды мужской, преимущественно парного транзитного населения вестибюля. И кто же их них - Лида?

Скамеечка у выхода тесно занята сидящими мужчинами. Похоже, это - мои коллеги, водители. Чудно. Прекрасный шанс одним выстрелом подстрелить пару-тройку зайцев. Пойду представлюсь, тем самым впредь исключу глупости, как давешнее, с Павлом: " Встань у колонны и жди", и узнаю кто - Лида. И вопросик у меня со вчерашнего сохранился, о пятнице, что за день это у них?

Да-а, легко сказать - представлюсь. Кажется, сейчас будет мини-шоу. Жалко, что Светки нет. Такая игра на чужом поле, и без своих болельщиков!
На скамеечке разговаривают, разбившись на две-три группки. Один водитель стоит и смеется какой-то шутке. Мысленно рисую равнобедренный треугольник, основание - скамейка, устанавливаюсь в его вершину и говорю: " Здравствуйте". В ответ - рыжий паренек буркает: "Драсть." И возвращается к своим темам. Остальные - не реагируют.
Хм. Последний раз у меня такое было в пятом классе… Желтая карточка - всем!
- Джентльмены, я сказала вам: "Здравствуйте"…
- Ну и..

Однако, разговоры на скамейке прекратились.

- Что надо сказать в ответ?

Вообще-то, и встать, конечно, желательно, но об этом чуть позже…

- А ты - кто?
- Джентльмены, пока я не услышу правильного ответа, я не отвечу ни на один ваш вопрос.

Если скажут - ну, и не отвечай - дебют проигран позорно!
Уф! Со скамейки несется нестройное сочетание согласных букв - здрст, и двое мужчин , что постарше встают. За ними встали и остальные. Сидеть остался только рыжеватый. Хам. Плохой сын Ноя. Так и запишем.
- Меня зовут - Лена, я новый водитель, хочу с вами познакомиться и попросить показать мне Лиду. Мне сказали, что я сегодня буду с ней ездить…
- Ты - водитель?! ….

Далее последовал интенсивный перекрестный допрос. Неверный вывод я вчера сделала о том, что здесь никого ничего не интересует. Водительский коллектив интересовало все.
От технических вопросов - движок, пробег, сколько ест бензина и масла, до возраста дочери, наличия родителей, дачи и домашних животных. Кое-что явилось для меня новостью, подлежащей осмыслению в дальнейшем. Узнав, что я замужем, сообщество зримо возбудилось. Про меня забыли. Коллектив заочно выносил порицание моему супругу. Доносилось: " Что это за мужик, который…. Чтоб я свою жену отпустил… Порядочная женщина не должна……"

У-у, это, очевидно надолго. Надо прекращать это профсоюзное собрание. Я здесь не для того, чтобы интервью давать. А вовсе наоборот. А, ведь, действительно, что это за мужик?
Ладно, это потом. Смотрю на часы. Время встречи с Лидой. Надеюсь, что она сама подойдет к скамейке с водителями. Не буду ее искать. А осуждающий гул все продолжается…
Вклинившись в этот стихийный митинг, ухитряюсь начать задавать свои вопросы.
Ответы не радуют.

Итак, почему администрация не рекомендует выяснять имена девушек, а числить их только под номерами.
Если начинаешь спрашивать имя, с неизбежностью узнаешь и всю историю. Как правило, лживую. Есть пяток - шесток распространенных сюжетов. Самый популярный - глубокая провинция - бедная семья - большая любовь - ребенок- все мужчины - подлецы - идея заработать в Москве - неудачи в трудоустройстве - и сюда, в контору Георгия. Девки хи-итрые. Может, какой водила их и к себе возьмет из жалости. Истории рассчитаны на сочувствие водителя. А вот этого, как раз, и совсем не надо. Сочувствие мешает работе. И были случаи… Но, это все, во- первых. А, во-вторых, меньше знаешь - крепче спишь. Девушки иногда пропадают.
- Как это?
- А вот так. Звонишь по телефону, куда девчонку привез, а он не отвечает. И на работу она потом не выходит. Что? Где? Жива? Убили? Или она убила?- никто не знает.
Как правило, ТАКИХ, никто не ищет. А, может, ищут - да не там. Девушки же не афишируют род своих занятий. А, уж, если их ищут по-настоящему, не милиция, не родственники, а бандиты - это опасно для водителя. Контора, естественно, никого не защищает и не покрывает. И если братва, ориентируясь на какие-то, только им видимые симптомы, придет к выводу, что у водителя и девушки были ОТНОШЕНИЯ, то - беда. Тогда они будут получать нужные им сведения всеми возможными и невозможными способами. Мало ли, может, девушка деньги кому-нибудь должна или украла что. Такие шалавы здесь нередко попадаются! Вот в этих случаях лучше ничего не знать. Потому и рекомендация. Лишняя осведомленность здесь - штука небезопасная.
Последний тезис мне предложено принять, как аксиому.

- А почему многие девушки не любят работать в пятницу и субботу?
- Ну, это просто! Субботников боятся.
- Субботников? А что это такое?
- А, то, ты не знаешь….
- Знаю. Ленинский. В апреле…
- Ну, ты даешь! Это все знают. Субботник - это: приезжает девчонка или девчонки к клиенту. А там - кодла, человек в десять - пятнадцать. И всем надо… А кой-кому и поглумиться… Могут по тому же адресу, куда приехала, а могут отвезти на другую хату или за город вывезти. Могут и два-три дня их держать, а могут и больше. А они - проститутки, кто их пожалеет? Проституток жалеть - себя не уважать. Не принято. Ты вот хоть раз слыхала, чтоб нормальные пацаны из-за бл-ей стрелу забивали? Нет? И не услышишь. Не по понятиям. Расходный материал, так сказать. Или вот - откинулся человек с зоны. Его люди встречают. С уважением. Девок надо? Надо! Сама должна понимать - не маленькая. А у мужиков после зоны иногда по этой части просто башку сносит… Такие… фантазии открываются. Тут уж девчонкам не до заработков. Живыми бы остаться. Бывает, просто калечат их на всю жизнь. Иногда после субботников девчатам по- настоящему большие деньги отваливают и цацки дарят. Но тут не до денег уже.
А может, и все хорошо быть. Вывезут девчонок куда-нибудь на виллу за город. Там их пару деньков деликатесами кормят, в бассейне купают и подарков еще нехилых надарят!
А одна, говорят, так там и замуж вышла. Но, это уж как повезет!
- А, что, разве так не может случиться в любой другой день недели?
- Конечно, может. Но в выходные и накануне - чаще. Боятся они субботников, ой боятся….

А что мне вчера Георгий ответил? "Ленивые. Считают, что в выходные отдыхать надо".

С лютой злобой вспоминаю последний репортаж в популярной московской газете о проститутках. Редакция решила провести "экшн резедж" - исследование действием. Это, профанационно-рекламное, как я теперь понимаю, "действие" выглядело так: корреспондентка в наряде, заботливо предоставленным модным итальянским магазином ( в газете будут фото) и шиншилловом манто из не менее престижного бутика, предоставленного по тем же рекламным соображениям, выдвигается вечером в сопровождении охраны, размещенной в двух здоровых джипах на Тверскую.
Встает у проезжей части и начинает получать "интересные предложения" от мужчин, проезжавших там и полагавших себя достаточно "крутыми", чтобы снять на вечер такую роскошную "телку". Разговоры фиксировались на диктофон и впоследствии, за вычетом инфернальной лексики, были выложены на газетной полосе.

Репортаж произвел буквально сногсшибающее впечатление на нежных отроковиц - школьниц тринадцати-семнадцати лет - регулярных читательниц этой желтой газетенки. Школьницы пускали слюни, передавали друг другу отксеренные экземпляры, и, кто мысленно, а кто и озвученно, примеряли на себя эту роль. Кем ты хочешь стать, девочка, кода повзрослеешь? Конечно, проституткой! Даже моя, как я полагала, закаленная дочь дрогнула и стала аккуратно обсуждать со мной данную тему. Именно поэтому я подлый этот репортаж и прочитала.
Сейчас прихожу к выводу, что все, что мне доводилось читать, якобы, правдивого, о проститутках, является ничем иным, как рекламой и даже вербовкой.
Ну, ничего… соберу все девчонок из дочкиного класса - такую им политинформацию, такую контрпропаганду учиню - навек запомнят!

- Э, а ты, случайно, не из ментовских будешь?
Это что за чудо-юдо? А-а. Рыжеватый паренек, единственный, кто не встал, когда я разговаривала с водителями. Плохой сын Ноя. Щенок. Сидел на краешке скамейки, на малюсеньком кусочке сидения. А как разговаривает! Однако остальные водители стоят полукругом и не без некоторого напряжения ждут ответного хода. Мальчик, вставать надо, когда тетенька с тобой разговаривает!

Подхожу почти вплотную к рыжеватому, провожу пальцами по его щеке и спрашиваю: " А тебе какая разница? Почему тебя это волнует? Или мне тебя ТОЖЕ возить к клиентам придется?"
Разворачиваюсь и иду. Искать Лиду. За спиной слышу хохот и обрывки сопутствующих реплик в адрес паренька. Друзьями мы с ним точно не станем.

А Лиду искать не надо. Прямо напротив, в пяти шагах, стоит, очевидно, мой играющий тренер, девушка, на местном наречии, и пристально меня рассматривает. А зачем не-Лиде меня рассматривать? Я не в претензии. Понимаю уже, что в этом деле от водителя, от его смекалки и адекватности зависит очень многое. В том числе, и целостность собственного организма. И Лида пытается понять, в какой степени я увеличу риск ее и так рискованного бытия. А в том, что увеличу, Лида, похоже, не сомневается. Как сказал Георгий? Девушка, каких в Москве не тысячи, не сотни, а десятки. Досадно только, что она за мной уже наблюдала, и, следовательно, уже что-то знает, а я о ней - ничего. Будем наверстывать упущенное.

Ну, почему так бывает, когда хочешь понять человека, его почувствовать, включаешь на полную мощность интуицию и опыт, то совершенно не видишь деталей внешности. Напротив, если начинаешь рассматривать детали, то все чутье куда-то улетучивается. А мне сейчас надо и то, и другое. И сразу.
Проглатываю Лиду глазами. Монголоидное лицо, короткая стрижка, коренастая фигура, ноги - не супер. Юбка вполне нормальной длины, чуть выше колена. И таких в Москве - десятки?! Либо Георгий - принципиальный мифотворец, либо я абсолютно ничего не знаю о мужчинах. Предпочитаю первое. Продолжим. Помада уже совсем черная, глаза - глаза весел…да она хохочет! И правильно. Меня тоже разбирает смех. Действительно, глупо: стоим в пяти шагах друг от друга и пялимся взаимно уже больше минуты. Все вокруг тоже хихикают.

Лида подходит ко мне
- Ты Лена. Мне Георгий говорил. Я сегодня с тобой ездить буду.
И великодушно сообщает результаты своих собственных визуальных исследований:
- Если ты захочешь сама поработать, я скажу тебе, как надо накраситься и одеться. Сейчас все неправильно.
Наповал! Лида мне сочувствует и хочет помочь!
Тем не менее, с ее последним выводом я согласна тысячу раз: "СЕЙЧАС ВСЕ НЕПРАВИЛЬНО!".

- Спасибо, Лида. Но мне это интересно в любом случае. Именно об этом я и хотела тебя попросить. Рассказать мне, как надо одеться и накраситься. Сама же знаешь, женское любопытство - неуемное… Но, сейчас, полагаю, мне пора позвонить в диспетчерскую?
Еще какую-либо девушку мы с собой брать будем?
Лида задумывается и предлагает:
- Давай, я позвоню. И тогда скажу, будем брать или не будем брать.
Теперь задумываюсь я. Лида, конечно, девушка с особым статусом и первым номером, и заказы ей, наверное, поручают нерядовые, но…
- Лида, давай сделаем так: ты звони в диспетчерскую, узнавай - договаривайся, а в конце разговора передай мне трубку, чтобы мне адрес продиктовали. У меня есть должностные инструкции, и их никто не отменял…

Пока Лида разговаривает с диспетчером, я опять ее рассматриваю. Из какого же она фильма? Ага. Есть. Типаж - комсомольская или профсоюзная активистка. Предана делу. Проявляет заботу о людях. Очень органично было бы от нее услышать: " Осознавая всю полноту ответственности…"…
Интересно, а эта комсомолка боится субботников?
А Лида уже машет рукой, выставив вперед,телефонную трубку.
Диспетчер диктует мне адрес, поясняет, как туда лучше подъехать. Вот это номер! Не надо мне пояснений. Я прекрасно знаю этот адрес, здание и неоднократно там бывала.

Это представительство, или, как сейчас принято говорить, посольство Казахстана. Когда часть наших офисов располагалось в Хохловском переулке, руководство бегало туда обедать. Какие там были обеды! Недорогие, вкусные, с чудовищно огромными порциями, с изобилием мяса и специй. Единственным их недостатком являлась послеобеденная недееспособность. Еда нам так понравилась, что мы стали даже замышлять какое-то совместное производство, но дальше переговоров, естественно, за обедом, и, естественно, за счет принимающей, т.е. казахской стороны, дело так и не продвинулось. Ладно, не надо о еде.
Ну, что ж, спасибо Лиде, спасибо ее статусу. Если б не она, отправили б меня куда-нибудь в Бирюлево. На Чистые Пруды ехать все ж приятнее в любом случае.

Лида тем временем берет организационные бразды в свои руки - угадала я с "комсомолкой".
- Лена, ты здесь подожди, я сейчас еще одну девушку приведу, и мы поедем.
Девушка, приведенная Лидой, имеет номер восемнадцать и ужасный вид. По-моему, у нее температура. Одета она явно теплее, чем того требуют погодные условия, сутулится, ежится, на лице и шее видны красные пятна и шелушащиеся участки кожи, заметные даже под темным тональным кремом. Ничего не понимаю. Что плохого казахи сделали конторе Георгия? Зачем он посылает туда это биологическое оружие? Или это Лидины проделки? Буду думать, что у нее аллергия, но салон машины потом дезинфицировать - однозначно. Зовут девушку - Мрия, не Мария, а именно Мрия.

Усаживаю девушек на заднее сиденье. Лида при этом пыталась сопротивляться и хотела сесть вперед, но я не разрешила. Хоть ты, Лида, и девушка с особым статусом, но запомни: еще не родился тот человек, кто может распоряжаться у меня в автомобиле!
В машине сразу чувствуется, что кто-то из девушек злоупотребил дешевым парфюмом. Мрия сразу реализует схему, о которой предупреждали водители. Я спросила имя, а она рассказала свою историю, точь в точь, как они говорили. Меня, конечно, больше интересуют рассказы Лиды. Но как вынудить ее что-нибудь рассказать? Как уговорить? Еду, я, не торопясь, но времени все равно немного.

- Лида, Георгий о тебе очень высоко отзывался, говорил, что таких, как ты в Москве - единицы. Вот я еду и думаю, что, может быть, мне больше никогда не доведется разговаривать с такой женщиной, как ты, Лида. Если тебе не сложно, удовлетвори мое бабское любопытство, как там изнутри все выглядит. Ты понимаешь, о чем я спрашиваю?
- Да, пожалуйста, расскажу, все, что тебе интересно. Ты только спроси поконкретнее….
- Кабы я знала, о чем спрашивать, то спросила бы! Ну, для начала, вот сейчас тебе не страшно ехать к клиенту?
- Нет. Я привыкла.
- Но, ведь ты не знаешь, что будет там, куда ты едешь - настаиваю я.
- Нельзя же долго бояться своей работы. Ко всему привыкаешь. А потом опытная и неглупая девушка всегда сможет урегулировать так, чтобы было, как ей надо.
- Мне тут о субботниках рассказали, пока я тебя ждала….
- Мдааа… субботники… бывает…
- Ты попадала?
- Попадала. Только ты знаешь, когда все позади - кажется, что все не так уж плохо. На улице под машину попасть можно. Люди по улицам все равно ходят…
-Хорошо, а есть что-то такое, чего ты боишься?
Сзади раздается отчетливое хмыканье.
- Ты, Лена, не обижайся, ты мне нравишься, и Георгий тебя хвалил…
(Вот как! Знать бы, за что и в каком контексте…)
Но больше всего я боюсь новичков в нашем деле. И водителей, особенно, девушек.
Опытная девушка всегда знает что надо, как надо и как при этом себя вести. Неопытная может себя неправильно повести, разозлить клиента. Есть люди, которые очень легко и быстро становятся просто бешенными, если им что не так. Даже я не всегда могу с этим справится. Они же считают, что раз они заплатили деньги, то могут себе позволить все, а мы - просто вещи, которые они купили. Опытная девушка умеет так себя вести, чтобы не злить клиента, а уж если разозлит - то знает, как быстро его успокоить. А если девушка неопытная - то это все за нее делать надо. А зачем мне работать за нее? У нас каждый за себя… Понимаешь о чем я говорю?
- Кажется… начинаю… понимать.
Кажется я начинаю понимать, о чем говорил Георгий, утверждая, что таких, как Лида, в Москве немного. Просто в голове, кроме киношно-журнальных штампов, оказывается, ничего нет. Высококлассная проститутка для сутенера, это не только и не столько попа-ноги- грудь, сколько умение не создавать конфликтных ситуаций и умение выходить из них, если они уже созданы. Да-а. Все, как и везде. В моей отрасли люди с такими умениями тоже высоко ценятся.
- Вот тебе пример, чтобы понятней было, - продолжает Лида. От новеньких можно всего ожидать. Клиент вызывает двух девушек. Я еду с новенькой. Приезжаем. Там четверо. Четверо, не ахай, это нормально, если они за это платят. Но у них есть свои прихоти, и причем такие, какие этой новенькой не нравится выполнять. Она берет и отказывается. Вот просто отказывается. Что получается? Клиенты заплатили, чтобы провести вечер по своему вкусу. А приехавшая девушка не хочет работать. Клиенты злятся. И я должна отрабатывать по полной программе со злыми клиентами. Она меня просто подставляет!
- Но, за такие фокусы у нас наказывают, - подает голос Мрия, девушка с номером восемнадцать.
- Как это - наказывают?!
- Нормально наказывают. И материально, и физически.
Кажется, я слышу сзади какую-то возню, по-моему, Лида пихает или щиплет Мрию; та, по-видимому, не то сболтнула. Лида опять берет инициативу в свои руки.
- Нет, у нас физические наказания, в общем-то, не приняты, но в других организациях иногда бывает. Но в серьезных случаях. Если, получится так, что девушка, отработавшая вместо отказавшейся, как-нибудь пострадала, то эту могут и серьезно наказать. Не хочу тебя шокировать, но только скажу, что после такого наказания девушка уже никогда не сможет родить ребенка.

Это называется - не хочу шокировать!

Мы уже приехали. Привычно паркую машину у известного мне здания. Чувствую себя раздавленной комментариями Лиды, ее будничными, деловито-комсомольскими интонациями. Это не кино и не книга. Это организация, где я работаю. Надо бросать это к чертовой бабушке! Да еще град, кажется. Откуда он взялся из чистого неба? На такой работе все может быть! Луна светит, небо ясное и град! Стоп! Это не град! Неужели?!
Срабатывают рефлексы. А какие у меня рефлексы? Если есть проблема - ее надо анализировать! То есть обсудить с коллегами.

- Лида, тебе не кажется, что это были выстрелы?
- Да, выстрелы.
- Лида, тебе не кажется, что стреляли по нам? Цоканье совсем рядом было, я подумала, что град…
- Да, вроде, по нам.
- По- моему, это был пистолет. Для всего остального слишком тихо. Я слышала четыре выстрела. Лида, сколько там еще осталось, много? Сколько в пистолете патронов?
- Вроде девять, - подала голос Мрия.
- Не, это много. Девять - это калибр, - заявила я авторитетно, оглядываясь назад на девушек.
- Лен, срывающимся голосом сказала Лида, давай патроны потом посчитаем, сматываться надо. Посмотри! Спереди!

Ох, какая же я дура, идиотка! Учил же вчера Павел! Рвать с места сразу!. А теперь я рвать с места не могу, потому, что нарушила еще одну павловскую заповедь: вставать так, чтобы можно было рвать с места. Под впечатлением от рассказов девушек, в каком- то дурацком заторможенном состоянии, я умудрилась поставить машину так, как ставила ее, когда сюда обедать приезжала. На тротуарчик. Теперь у меня слева столб, справа другая машина, а вперед нельзя, потому, что там находится человек с каким-то дубьем, а может и с бейсбольной битой. И почему-то, я точно, ну просто на сто процентов знаю, что эта бита сейчас опустится на лобовое стекло. Передача включена, я могу его сбить машиной. Нет, это не мой выход, это чужой выход. Абсолютно точно. Какие шансы есть еще? Соображай живо! Сама виновата во всем! А что, есть шанс. Попробуем. Тем более, что другого не вижу. Долбать машину, с включенным двигателем, стоя прямо перед капотом - опасно для злодея. Он же не знает, что я не буду его сбивать.
А раз не знает, значит, перед самым ударом он должен сместиться вправо или влево. И если уловить момент смещения, то… ставлю ручку передач в нейтральное положение… вот оно, смещение! Бита начинает подниматься и… я нажимаю педаль газа в пол, до упора. Машина взревела, мужик с дубьем интуитивно шарахнулся в строну и даже упал! Получилось! Путь свободен! Вот теперь выполняем инструкцию и рвем с места. Мчимся! На светофорах я не останавливаюсь, потому что мне кажется, что нас преследуют. А устраивать семинар с анализом ситуации теперь уж - дудки! Кстати, о дудках. В момент, когда взвыл двигатель, девушки сзади подняли визг и не прекращают его до сих пор. Лучше б они назад посматривали. Скорость наша явно больше той, которая дозволяется здравым смыслом для поездок по бульварному кольцу. Вот уже Пушкинская. Все. На стоянку возле " Известий" - перекурить и расслабится.
И сориентироваться, нет ли у нас видимых проблем с ГАИ или милицией. Между прочим, Петровку мы проехали в том же режиме - не останавливаясь, на большой скорости и с визгом.
Так, стражей порядка мы, похоже, не интересуем. Оглядываюсь на девушек. Все мы трое в одном состоянии - трясущиеся, бледные и довольные. Довольные, как люди, которым удалось избежать чего-то чрезвычайно неприятного. А я смею полагать, что вылезли мы из этой ситуации еще и достаточно эстетично - без жертв, разрушений, истерик и фанатизма!

- Лен, я так испугалась, когда ты патроны принялась считать, думала, что это никогда не кончится, что мы никогда не уедем! Ты б еще ворон посчитала! - с наигранной веселой сварливостью выговаривает мне Лида.
- Если б сочла, что вороны имеют отношение к ситуации, посчитала б, можешь не сомневаться! - отбрехиваюсь я, - между прочим, ты эти занятия арифметикой могла бы прекратить сразу: ты же мой играющий тренер! А я новичок, я не знаю, может , у вас так принято - девушек салютом встречать!
- Ага. И с дубиной, - добавляет Мрия.
- Играющий тренер, - хмыкает Лида. - Ну, положим, я тренер, все-таки, не по шоферскому делу… Ты и сама молодец - выбралась! Не всякий мужик так бы без проблем выбраться смог…. Но, и повезло, конечно. Могло хуже быть… А встречают нас так не везде…
- НЕ ВЕЗДЕ?! Лида, что ты говоришь?! Давай- ка, подруга, в этом месте посерьезнее и поподробнее. Где мы сейчас были? И что это было? Мы что - здесь пиратствовали в чужих территориальных водах? Лида, не финти! Я, между прочим, автомобилем рисковала и даже точно не знаю, есть на нем следы от пуль или нет! А он денег стоит, и побольше, чем мне платит твой шеф - игрунчик! А вот самое забавное то, что после этих приключений мы все еще и без заработков!
- Что это было, Лен, честно, не знаю. Что касается денег, я этих вопросов, конечно, не решаю, но думаю, что тебе заплатят. А сейчас, если можно, пожалуйста, отвези нас обратно к тому метро, - потухшим голосом произнесла Лида.
- Следуя инструкции, я должна сейчас позвонить в диспетчерскую и взять другой адрес…
- Работать я сегодня не буду. Лен, ты пойми, в нашем деле все девушки немного суеверные. Раз ТАК не заладилось, значит, и не заладится.
- А Мрия? Мрия, ты работать будешь сегодня?
- Мрия работать тоже не будет, - отрезает Лида.
- Хорошо, но зачем тогда мне вас везти к тому метро? Может лучше, ближе к дому? Лида, ты где живешь?
- Лена, пожалуйста, очень прошу - к тому метро.

Так. Работать Лида не собирается, но и домой тоже не собирается. Ей надо немедленно доложить об инциденте в штабе конторы. Ладно, мое дело - шоферское.

Едем к метро. Мрак. Мрак в смыслах незабвенной Эллочки - людоедки. У меня на заднем сидении размазаны две несчастные девчонки, раздавленные пережитым испугом. Надо их подбодрить.
- Вот, что, бабоньки. Хватит сопеть и переживать, сами говорили - все бывает! Есть хочется - ужасно. Давайте в порядке мазохизма о еде поговорим. И заодно продолжите, пожалуйста, удовлетворять мое бабское любопытство. Вот расскажите, когда вы у клиентов - вас там кормят?

Девушки довольны. Довольны тем, что прервано тягостное молчание, наполняющее салон невеселыми мыслями каждой из нас, довольны тем, что можно поговорить на ненапрягающие темы… Потому отвечают охотно, перебивая друг друга.
Итак, относительно кормежки. Бывают крайние ситуации. Иногда не предлагают даже чай. А иногда, напротив, приезжают к клиенту - там стол ломится от яств. Мужчина в возрасте. Два часа одного застолья. " Мне ничего не надо, кисоньки. Я просто хочу с вами поужинать". Это из разряда подарков судьбы. Чаще всего клиенты все-таки считают нужным предложить девушке какое-то угощение, но этом при минимизировать затраты на него. Клиент ведь уже заплатил за девушку! Наименования, наиболее часто предлагаемых продуктов : чай, кофе, печенье, кекс, шоколадка, пиво, вино, дешевое шампанское, сок.
- А если вы приезжаете к клиенту, а там - застолье. Вас приглашают к столу?
- Чаще - приглашают. Иногда не приглашают. А бывают и такие, которые считают, что с нами за одним столом сидеть нельзя.

Мы уже приехали. Жаль, что я их "разговорила" на такую скучную тему. У меня еще одна неоприходованная тема в загажнике есть. Называется - неожиданно приехала жена. Как это у них бывает?

Паркуемся у метро. Девушки тяжело, неуклюже выбираются из машины. Надо подумать, что теперь мне делать…
В стекло водительской двери барабанят. Парень. Один из тех, кто сидел в вестибюле на "водительской" скамеечке. Какой-то он дерганный и нетерпеливый. Выхожу из машины.
- Ты - Лена, да? Ты - новый водитель? Что ты сейчас делаешь? Ты к нам подходила, помнишь? Ну, еще представление устроила…
- Стоп! Парень, слушай, в кино есть две команды: "Стоп" и "Мотор". Пока - "Стоп"!Тебя как зовут?
-Серега…
- Серега, тебя из какой рогатки выпустили? Я - новичок, мне все подробно объяснять надо. Что у тебя стряслось?
- Да, не у меня… Витьку поймали. Он сейчас в больнице. Надо его машину забрать. Помнишь Витьку? Он в центре сидел. Между мной и Славиком. Будь человеком, если тебе сейчас по адресу ехать не надо, давай сгоняем, по-быстрому. Разденут ведь машину… Колеса снимут. Я этот райончик, как облупленный знаю, тот еще райончик…
Только на моей поедем, мне ее глушить нельзя, генератор - ни к черту. Поехали, а? А у тебя-то что? Девки вывалились - лица на них не было… Менты, что ли? Хорошо, что я тебя увидел. Ехать - то с кем-то надо! Бегаю-бегаю, боюсь пропустить - а тут - ты..

Так. Ничего не поняла. Но поеду. Тут дело не в замороченной конторе Георгия. Просто постановка вопроса точнехонько попадает в одно из моих жизненных правил. Если водитель просит меня ночью о помощи на дороге, я ему помогаю всегда, чем могу, конечно.
А не слишком ли много происшествий нынче в конторе Георгия? Ох, не нравятся мне такие совпадения.

Как-то, заехав на шиномонтаж, чтобы поменять "зимнюю" резину на "летнюю", не обнаружила около него ни одной машины. Зато, там было человек двадцать вьетнамцев, чинивших там штук пятьдесят лысых драных колес, видимо, собранных на окологаражных помойках. Зачем они это делали, для меня было загадкой. До сегодняшней ночи. Теперь я знаю, куда вьетнамцы девают эти колеса. Они их продают Сереге и таким, как он.
В Серегиной машине "ни к черту" был не только генератор. Ни к черту там было все. Хватит! У меня дочь растет! Если этот шкет поедет быстрее, чем сорок километров в час, я его просто удушу!
- Да, ты не волнуйся, мы - мухой туда - обратно слетаем, недолго… - подбадривает меня Серега.
- Далеко?
-Да, рядом тут, на Каширке, только на окружную выйдем, повернем и сразу…

Что ж, по московским меркам, это, действительно, рядом. Особенно, на моей ласточке -машинке с мощным двигателем и плавным ходом. Но на серегином чудище, предназначение которого - один раз отвезти на дачу тещу, кроликов и рассаду, и тут же скончаться - можно и вовсе не доехать.

По дороге требую объяснить, что случилось с Витькой. Произошедшее с ним выглядит еще более загадочно, чем, то, что случилось со мной и с девушками на Чистых прудах, но намного драматичнее по последствиям для него, лично.
Судя по всему, этот мой коллега Виктор, также как и я, нарушил неписаный свод правил техники безопасности, и дал себя схватить каким-то людям, которым он привез девушек.
Его сильно побили, после чего за руки свесили с балкона девятого этажа. Провисел он так минут пять-семь. Потом его отпустили. На улице какой-то любитель поздних прогулок с собакой вызвал ему "Скорую", и из больницы он позвонил в диспетчерскую. Все.
-Как он сейчас?
- Ну, я же не сам с ним разговаривал. Говорят, два ребра сломано, сотрясение мозга, но нетяжелое, лицо, конечно разбито. Руки болят, но целы. Ничего, на нем - как на собаке все заживает. Через неделю будет, как огурчик! В первый раз, что ли!
- Как, а что, не в первый?!
- Да, не-е… В прошлом году ему хуже пришлось - почки отбили. Долго болел… Извини за подробности, кровью писал.
- Сережа, да зачем он сюда после ТАКОГО вернулся? Деньги - то здесь, фактически, небольшие платят! Почему?
- Н-не знаю. Привык, наверное. А почему девчонки после "субботников" возвращаются?
Потому, и он тоже вернулся. Через неделю, может даже меньше, он на работу выйдет, зуб даю.
- Кстати, а что с девушками? У него сколько их в машине было?
- Не знаю, не спрашивал. Да, что им будет? Водители страдают. Эти - всегда выворачиваются. Это "гэ" не тонет.
- А у вас такое часто бывает?
- Гм… часто - не скажу. Но - нередко. Скажем так: регулярно. Главное, водителю нельзя бдительность терять. А под утро, бывает, так спать хочется… Не знаешь, как глаза открытыми держать, по сторонам глядеть - уж вовсе сил нет. В таких случаях , чтоб не заснуть, я девчонкам петь велю. И поют. Смешно…
- Сережа, а часто так бывает, что вот таких, чрезвычайных происшествий в вашей конторе было больше, чем одно в день? Ну, сколько ЧП в день бывает у вас?
- Ты о чем?
- Я хочу спросить, это не "наезд" на контору? Со стороны конкурентов, например?
- А не слишком ли глубоко копаете, девушка? А то на вопросик - то народу Вы сегодня не ответили. Отшутиться изволили…

Чувствую, что начинаю закипать.

- Дружок, а ты не хами. Не забывай, что ты меня попросил о помощи, а я тебе не отказала.
А теперь сосредоточься, соберись и попробуй сначала понять, что я тебе скажу, а потом включить свою соображалку и подумать вместе со мной. Ты видеосалон на Старом Арбате знаешь?
- Знаю, конечно… а причем он здесь?
- А, притом, что этот салон - одно из моих структурных подразделений. Находится непосредственно в моем подчинении. Я - его начальник, чтоб тебе понятно было.
- А что ж ты здесь…? И причем здесь это?
- Что я здесь - потом скажу. А это здесь при том, что, у меня свои субботники. Салон - этот с таким фондом - один на Москву. В пятницу вечером районное начальство и не только районное, косяком идет ко мне за фильмами на выходные. Петровка тоже ходит.
Если б я захотела сдать вашу мелкотравчатую контору, можешь не сомневаться, я б ее сдала за чашкой кофе под звуки комплиментов, расточаемых мне лично. На своем рабочем месте. Хочешь - документы покажу? Так, что это вопрос давай закроем.
Пойми, я с тобой разговариваю только потому, что мы сейчас с тобой делаем одно общее дело. Я хочу сделать дело, а не глупости.
Запомни: меня здесь интересуют три вещи: моя шкура, моя машина и мои деньги. Именно в такой последовательности. Деньги в последнюю очередь, потому, что это хреновые деньги. И по способу их получения и по количеству. Но, по ряду причин, они сейчас мне нужны.
Теперь: по моей машине сегодня стреляли, когда мы с девушками приехали по адресу, куда их вызвали. Мне это не понравилось.
А сейчас, дружок, время включать соображалку. Ответь мне, почему, люди, напавшие на Витьку, не взяли его машину? А? У них есть и ключи и документы. Ведь так?
- Может им не надо машину… А, что может так быть..
- Если ты не перестанешь придуриваться, я отказываюсь тебе помогать. У меня дочь растет. Я не могу позволить себе рисковать, имея в напарниках такого…
- Ты, что хочешь сказать, что нас у машины могут ждать?!
- Ай, умница… Садись - твердая тройка. Если Витю грабили, то грабители, не взяв машину, повели себя, по меньшей мере, - странно. Если руководство твоей конторы хотят о чем- то предупредить, надеюсь, ты понимаешь в каком смысле, то нас там, необязательно, конечно, но вполне могут ждать. Какие мысли на этот счет?
- Я карате знаю. У меня красный пояс.
_ Все! Надоело! Останавливай машину - я выхожу.
- Ты… Вы… что? Это - правда!
- Да причем тут правда- неправда! Своим красным поясом размахивай перед своими подружками. Подумай, дуралей, если там ждут - то кого? Двух - трех здоровых мужиков. А не нас с тобой. Мы с тобой - подарок для них. Со всем твоим карате и, готовой заглохнуть, машиной. Одно радует - на твою машину - они уж точно не позарятся.
- А Вы что предлагаете? - мой напарник решительно перешел на "Вы" в одностороннем порядке.
- Не знаю. Не нравиться мне все это. Как сегодня сказала Лида? - Сейчас все неправильно.
У нас есть четыре варианта. Отказаться забирать машину, подождать, пока рассветет, позвонить в диспетчерскую и попросить о поддержке и что-нибудь придумать на месте.
- Лена, Витька - мой друг. Машина - это его хлеб и жизнь. Машиненка моя до рассвета может не продержаться с включенным двигателем, а заглушим - можем больше не завести. В конторе нам не будут помогать. Они берегут деньги и само начальство. Это не их случай. Но, я тут подумал. Вам, действительно, не стоит тут… сейчас. Подождите, я все сделаю, если получится, а Вы потом за руль сядете и отгоните ее к метро туда…

Ничего себе! Вот ситуация выбора! Правильно говорил мне один поп: " помни, если тебе надо выбирать - там бесовские игрушки". Все правильные аргументы лежат на стороне неправильного поступка.
-Нам далеко еще?
- Почти приехали.
- Сережа, ты вплотную не подъезжай. Остановись в метрах тридцати - сорока. Оглядимся. Скрываться нам нечего, твоя тарахтелка на пол-Москвы грохочет…
- Лен, я же серьезно сказал… И потом… в боевой ситуации женщина только мешает.
- Ладно, герой. Сейчас рассчитывать на кулаки - это программировать себе реанимацию.
- А что делать?
-Сидеть. Минут пять - десять.
- Зачем сидеть?
- Если нас ждут, то это им, наверное, уже надоело. Захотят проверить подъехавшую машину. Заглянут - увидят мужчину и женщину - успокоятся, надеюсь. А, мы - подумаем. Сколько тебе надо времени, чтоб вскрыть машину, и, кстати, где она?
- Да вот она - Сережа показал на "Москвич" темно-вишневого цвета - вскрывать ничего не надо, у меня ключи есть, я же говорю - друг он мне. Смотрите!

"Москвич"… свеженький… ключи есть. Пожалуй, я с ним справлюсь лучше, чем с развалюхой моего напарника… Развалюха в нехозяйских руках может заглохнуть в самый неподходящий момент. А вот этого нам сейчас совсем не надо. Решено. "Угонять" отсюда "Москвич" буду я.
- Да, смотрите же! - Зачем-то переходит на шепот Сережа.
По направлению к нам идет человек. По виду - завсегдатай спортзалов.

Если он заглянет в окошко нашего жигуленка, значит я опять угадала. Важное. Второй раз за сегодняшнюю ночь. В мире, знакомым мне только по публикациям и кино. Неужели, он по своей сути, такой простой? Или все дело в позиции "незнающего", с которой я пришла сюда? Ведь "незнающий" обучается намного быстрее "знающего", если он, конечно, хочет учиться. А вот кого я не знаю, как выяснилось, это собственного мужа. Он говорит, что работает на будущее нашей семьи, и настоящее его не волнует. Спешит закончить диссертацию, пока поток соискателей резко схлынул, и голодные ученые советы за возможность полакомиться банкетными разносолами остепеняют любого, кто представит сто двадцать страниц правильно оформленного текста. Особенно смешные вещи происходят в, недавно созданном, кооперативном ВАКе. А что? Закон не запрещает. Эта структура решает ВСЕ вопросы соискателя. Начиная от оформления ему аттестата о среднем образовании, кончая подбором двойника, или просто внешне очень похожего человека для процедуры самой защиты. Это для тех, кто не в состоянии запомнить или прочитать по - русски тему своей диссертации. Соискатели бывают недовольны, если их диссертацию защищает человек с другим типом внешности, даже обижаются. Владельцы этого ВАКа, также, как и Георгий, очень гордятся тем, что могут выполнить любую прихоть клиента. Ученая степень стала модным атрибутом среди бензиновых северокавказских князьков. Узнать об этом довелось непосредственно из разговора с одним из них:
- … но для того, чтобы стать кандидатом наук, надо иметь среднее образование, потом высшее…
- Почему обижаете? У меня красный диплом экономического факультета МГУ!
- Зачем Вам ученая степень?
- Хочу стать послом Чечни в Китае!
- Разве Китай признал вас государством?
- Признает!
- А, если не признает?
- Тогда - министром сельского хозяйства Чечни!
Четыре года спустя, он позвонил мне из Бутырки. Сообщил, что осужден за вымогательство, и интересуется, не знакома ли я с одной известной журналисткой - правозащитницей, которая, по его мнению, могла ему помочь на процессе. Сообщил также, что у него там все в порядке, сотовый телефон, нормальная еда есть. Нет только свежего воздуха и женщин. Оставил номер своего мобильного телефона.
Кстати, надо будет поинтересоваться у девушек, вызывают ли их в следственные изоляторы. Судя, по газетным публикациям, - такое бывает.

А гражданин спортивного вида уже близко.
Пол царства за чашку крепкого кофе. Правду рассказал мой напарник Сережа. Усталость накапливается, а ей неизбежно сопутствуют апатия и безразличие. Побеждать надо будет на морально-волевых…
Достаю пудреницу и помаду. Ну, и видок! Все неправильно.
- Сережа, быстро, не сопротивляся - выполняй! Если б не я, ты бы уже лежал рядом с другом Витькой. Так, что - слушайся тетю. Давай ключи от "Москвича". Я буду это делать.
- Да, ты… Вы… Что…
- Быстро!
Отдает. Хорошо. Перекладываю документы в карман. Косметичкой и любимой сумочкой придется пожертвовать. Оставить их в машине у Сережи. Надеюсь, что расстаемся мы с ними не надолго. Руки мне надо иметь свободными.

- Сережа, слушай внимательно и понимай с первого раза. Он сейчас либо заглянет в окошко, либо попросит зажигалку. Если я начну говорить или кричать какую- либо чушь - не слушай. Она не для тебя. Дальше. Он пойдет обратно. У нас есть ровно столько времени, сколько займет его обратный путь. Он пойдет, надеюсь успокоенный, а остальные будут ждать его "разведданных". Мы с тобой будем орать и скандалить. Я - твоя жена. Ты застукал меня с Витькой. С кем хочешь. Начинаем сейчас. Неважно что - главное, как можно громче. Чтоб люди в окна смотрели. Шум - наш шанс.
- Это из кино?
- Конечно. Здесь все из кино. Из очень плохого.
Потом - ты открываешь дверцу, встаешь рядом и орешь, что попроще, можно матом. Я ору, что от тебя ухожу, и выхожу из машины, и ору, ору-, и так пока не доберусь до "Москвича".
Потом мне будет не до ора, а ты кричи, пока я двигатель не заведу. Встречаемся сразу, как повернем на кольцо. Там пост рядом, хотя, ерунда, это, конечно. Милиция нам сейчас тоже не нужна. Если, хотя, это крайне маловероятно, за нами поедут на машине, разъезжаемся в разные стороны и встречаемся у метро. Главное - как можно громче, и не переставая. Концентрируйся, каратист. На счет: четыре - начали.
Раз, два, три. Четыре!

-Ты мне не веришь!- взвизгнула я.
От стекла моей двери отпрянул наш спортсмен - разведчик.
- Сука! - прочувствованно отозвался напарник, открывая дверь, и вставая рядом.
Хи-хи. А скандальные интонации у напарничка явно - тренированные!
Выхожу из машины, сильно хлопаю дверцей. Слышно, что от нее внутри что-то отвалилось. Напарник искренне перешел на нецензурщину.
- Стой! Куда!
- Ухожу от тебя! - уже метров десять пройдено. - Ты - Бетховен! Ты - глухой! Ты меня не слышишь! Кричи - пусть все слышат! Мне мама говорила! А я сурка люблю! - осталось метров пять, не больше - И мо-ой суро-ок со мно-ою -
Все! Голос сорван. Я у машины. Ключ в дверь - открылась легко, быстро внутрь, двери изнутри блокирую, замок зажигания, поворачиваю ключ - ййесс!
К "Москвичу" огромными прыжками несется давешний " разведчик".
Где моя подруга Светка? Где съемочная группа? Я хочу, чтоб все видели!
"Враг с винтовкой, враг с кинжалом; пионер с одним пеналом" - черт, не помню, откуда это…И кофе оставьте себе! С меня адреналина хватит!
Батюшки, я кажется начинаю понимать побитого Витьку, который из больницы вернется СЮДА. Надо будет обязательно перечитать "Игрока" Федора Михайловича. Есть во всем этом какая- то бесовщина.
Картинно, с проворотом колес и сопутствующим кинематографическим визгом шин срываюсь с места.
Чао, бамбино, мафия! Только бы Сережкина таратайка не заглохла!

Сережкина таратайка не заглохла. На кольце он отдал мне сумочку и косметичку.
И мы чинно и без проблем добрались до места дислокации.

Звоню в диспетчерскую. Лида не подвела. Хорошая девочка Лида. Мне "начислили" премию за поездку на Чистые Пруды. Но, получить ее я смогу только завтра. Георгия в диспетчерской нет.

Отдаю ключи от "Москвича" Сереже, и на ватных ногах иду к своей машине.
Как там у Стругацких в "Понедельник начинается в субботу" Золотая Рыбка говорила?
А, вот: "Стара я дрова рубить". Во-во. И я о том же.

" И вот мы и дома. И медом и чаем усталого путника мы угощаем". Бибигон.
Положим, чаем я угощаю себя сама, все давно спят, но все равно хорошо. Как хорошо дома… Дзинь! Телефон.
Понежиться мне не дает Светка. Подруга. Не спит… Волнуется…
Ничего подобного! Размечталась! Не спит Светка из-за свалившейся, как снег на голову, родни из днепропетровских земель, а звонит, чтобы поругаться.

- Ленка, твоя утренняя выходка со сгущенкой, имеет, так сказать, резонанс. А мне расхлебывать. Я понимаю, что ты устала, и все такое, но подгребай- ка завтра с утра на работу, и гаси все. Я тоже устала. Ты у нас по оргвопросам? Вот и выполняй свои прямые обязанности.
- А вопрос в чем?
- Ну, во-первых, ты поступила просто нетактично по отношению к народу. Это все признали.
- Это они просто от меня отвыкли. Не в первый раз. Дальше что? Во-вторых?
- Ты же знаешь, как у нас это бывает… Пошли разговоры… Решили, что директорат нашел - таки деньги для себя. Не поверишь - из Сокольников, из техцентра приезжали ко мне с разговорами такого рода: у меня трое детей, кормить надо, мы - работаем… дайте…Оно мне надо? А все из-за тебя.
- Светка, тебя, что, подруга, учить надо? Из Сокольников! Да они по сорок восемь часов в сутки что-то монтируют левым заказчикам.
- Не в этом дело. До шефа дошло, он не доволен. Велел тебе передать, что сейчас не время для хулиганства. Сказал, что ты поймешь.
- У шефа, что сейчас кроме этой сгущенки проблем нет? А ты ему скажи - что это символ. Это правда, кстати. Это - Варлам Шаламов. У него такое описание сгущенки есть - закачаешься…Сливочные звездочки на крышке… Во время бескормицы эти описания особенно остро воспринимаешь… Я ее, поэтому и купила. И вообще, а кто сожрал мою сгущенку? Я же все это на работе оставила. Думала - чайку попьют… Во, люди! Сгущенку слопали, и меня же в нетактичности…
- Не лопал никто твою сгущенку. Я ее в сейф убрала…Нечего баловать… Короче, приезжай завтра, делай что хочешь - но, чтоб слухов, о том, что у нас деньги появились - больше не было. Приедешь?
- Приеду. Поговорю. Но только - предупреждаю - ни шефу, ни коллективу это не понравится.
- Ты что делать собираешься?
- Помнишь бабульку, которая у на во дворе малосольные огурчики продавала? Поштучно!
Вкусные, до чертиков… У нее с утра уже все ведро разбирали. Помнишь?
- Ну, и что?
-А, то. Соберу завтра собрание трудового коллектива, и скажу: " Братья и сестры! Оторвите свои задние бампера от кресел и вспомните, что соленый огурец во все времена года стоит дороже свежего. Встаньте и идите! Скиньтесь. Купите огурцы и посолите!
Перейдите через площадь, идите к "Известиям". Там вы продадите и огурцы и рассол!
Истинно говорю вам. А теперь идите на бухгалтерию. Там в сейфе есть сгущенка. Она - ваша!!
- А сама - то, что огурцы не солишь?- ехидно спросила подруга.
- Свет, честное слово, сегодня весь день только об этом и думала. Заплачу за телефон, за квартиру, и потом все буду инвестировать в огурцы. Хочешь, тебя в долю возьму?
- Все! Спать. Хватит мне голову морочить! Ты - чокнутая!