Елена Тихонова "Небогоугодное дело" (эпилог)

(записки смирной женщины с дипломом и семьей в исторический период преобразования номенклатуры в класс олигархов)

Эпилог

Сюр, шиза и креза. Порнографический дурацкий день. Это не "фигура речи", это реалии моей работы. Дело в том, что я работаю в организации, созданной в конце восьмидесятых по решению Политбюро ЦК КПСС, с подачи их идеологического отдела. Суть была такова: по стране стало распространяться и набирать обороты популярности видео. Истребить при Брежневе не удалось и с приходом к власти Горбачева решили, что истреблять - уже не модно, а надо возглавить и организовать. Путем создания государственной организации в рамках комитета по кинематографии.

Таким образом, я служу в единственной в России государственной организации, базовыми функциями которой являются производство- прокат, экспорт -импорт, социология-психология, разработка всего нового, ну в общем, все, что связано с видео. Разных видеоорганизаций много, а государственная - одна.
А уже в этой организации все социальные вопросы, прямо не попавшие в сферу производства фильмов, являются, выражаясь чиновничьим языком, моими вопросами: авторские права, смежные права, различение "эротика - порнография" - это все мое.

Так что, будьте любезны любить и жаловать: я - официальная истина в последней инстанции в стране по вопросам порнографии. Смешно? Мне не смешно. Достало. Тошнит. Такое ощущение, что в нашей голодной стране у средств массовой информации нет более важного вопроса, чем вопрос о том, показывать голую задницу на экране или не показывать. Дня не проходит, чтобы кто-нибудь не организовывал "круглый стол по вопросам эротики и порнографии" с потными, потирающими ручки "экспертами". Где они только берут этих маньяков? Утверждают, что в академиях наук и прокуратуре. При этом "круглые столы" срамно соревнуются между собой в показе фрагментов определенного содержания, прикрывая бесстыдство и стремление к эпатажу научными целями и благородной социальной задачей - убрать из УК печально известные статьи о распространении порнографии и пропаганде насилия.

Это вопрос действительно специфический в России. Один раз мне даже угрожала милиция одного подмосковного городка, требуя написать заключение о том, что "Кошмар на улице Вязов" - есть пропаганда насилия. Уж очень им хотелось кого-то посадить.
Схема "посадки" выглядела, по их словам, так: у человека был дома, редкий по тем временам, видеомагнитофон. И практически каждый вечер к нему приходили друзья - смотреть кино. Милиционеры вечером пришли к этому человеку, у квартирной двери вывернули электрические пробки, видеокассета застряла в обесточенном магнитофоне, ее изъяли. Оказалась одной из серий с Фредди Крюгером. И дело стало за моим заключением.

А однажды позвонила адвокатесса из Иркутска и сказала, что ее подзащитный сидит за "Девять с половиной недель", как за распространение порнографии. Дескать, теща посадила, написав "телегу". Возмущенная, я дозвонилась до прокуратуры Иркутска, и мне даже удалось выцарапать к телефону информированного прокурора. Прокурорский пояснил, что адвокатесса права. С одной стороны. А, с другой стороны, они таким путем посадили одного из местной наркомафии, сажавшего "на иглу" подростков. В ходе процесса напуганные дети и их родители пачками отказывались от выступлений на стороне обвинения. Так что пришлось употребить "маленькие хитрости"… Во - дилемма! И меня убедительно просят не вмешиваться… Нет, не могу согласиться с тем, чтобы кинематограф использовался как палочка-выручалочка плохо работающей милицией.

И вот сейчас невыспавшаяся, с нервами, еще вибрирующими после вчерашних приключений, вижу перед собой Мишу и Наташу Макаренковых из модного телеканала "2х2". Что надо? Ну, естественно, рассказать нашим дорогим телезрителям, что же такое порнография. Этот вопрос очень беспокоит и интересует наших телезрителей. Наташа и Миша - розовые, веселые и довольные, наперебой рассказывают, как они сейчас прошлись по Калининскому проспекту, где брали у прохожих интервью по теме. Хохм было… Что ни ответ - то хохма. Показывают отснятый материал. Действительно много смешного.

Вот Наташа останавливает пожилого военного. При словах "эротика и порнография" военный машет рукой и хочет пройти дальше. Но, Наташа тормозит его вопросом: "Ну скажите хотя бы, а обнаженное женское тело можно показывать по телевизору?"
Мужчина отвечает, что сейчас, конечно, демократия, но он, лично, противник такого подхода. И неожиданно добавляет, делая Наташке репортерский подарок: "Женщина должна работать, а не раздеваться".
- А если женщина очень-очень хорошо поработала и вечером пошла в баню, то в бане ее показать можно?
- Если женщина очень хорошо поработала, то она до бани не дойдет! - уходя, заключает военный.
Как про меня сказано.

А вояку жалко. Меньше, чем через два часа два часа сотни тысяч любителей торжества демократии будут глумиться над его простодушием…
Репортажи есть. Дело за последней инстанцией, т.е. за мной.
Миша делает знак оператору, Наташа произносит вводную часть.
Щаз скажу. Только вы, ребята, неделю не будете подходить к раскаленным телефонам в студии.

Дело в том, что месяца два назад, озверев от тотальной потребности российских СМИ в различении "эротика -порнография", я запросила помощи у Георгия Петровича Щедровицкого. Сказала, что мне надо кратенько, понятно и что б больше не приставали. Надо контру. Ведь на всяких "круглых столах" любят об этом разговаривать долго, солидно, с чувством, с примерами. Что-нибудь такое, чтобы эти смачные разговоры сделать бессмыслячкой. Понятие мне надо. Исчерпывающее.
ГП отнесся с пониманием. Произнес раздумчиво: "Порно.Графия…", - и выдал запрашиваемый результат. А что? Относительно визуального ряда, по- моему - гениально. А другие ряды - не моя епархия.

Вначале получилось опробовать это понятие на московской прокуратуре. На их "круглом столе". Эксперты щелкнули челюстями, а прокурорские пришли в восторг. Дело в том, что до этого они "для себя", неофициально пользовались методикой, состоящей из… пятидесяти шести пунктов. Знаю я автора этой методики. Доктор философских наук. Визитка - величиной с рождественскую открытку. И выглядит также. С изображением Сорбонны. Заручившись дружбой московской прокуратуры, этот флибустьер ездит по провинциям с лекциями и торгует по крупному своими экспертными заключениями, мороча головы провинциалам своей визиткой. Кто больше даст. Организаторы пресловутых "круглых столов" очень любят приглашать нас обоих. Скандал гарантирован, а, следовательно, резонанс в прессе. В последний раз на подобном мероприятии, организованном газетой "Советская Культура", я сказала доктору, что он тать. Доктор обещал прислать секун…то есть адвокатов. Дескать, в суде встретимся.
Как же… Не увижу я ваших адвокатов, доктор. Суд Вам без надобности. А хорошо бы…Тем более, что понятие порнографии, данное ГП, явно потеснило в прокуратуре Вашу методику. А вместе с ней и Ваш авторитет. Вы теперь там в словоблудах числитесь. Что и требовалось доказать.

Итак, сейчас в камеру произнесу понятие порнографии, подаренное мне ГП. Очень хочется сказать словами поэта: "Слушайте детишки! Папы этого ответ помещаю в книжке." Но нельзя. Вместо этого, глядя в пол, бурчу: "… мы тут организовали "круглый стол" с приглашенными специалистами… в результате совместной работы было установлено… " Смотрю прямо в камеру и артикулированно произношу: "Относительно видеоряда порнографией называется движение половых органов на экране".
Камера в руках оператора дергается.
Вместо Миши даю оператору команду "стоп".
То-то же. Это вам не пятьдесят шесть пунктов обсуждать с примерами.
- Миш, - растерянно спрашивает Наташа, - как ты думаешь, ЭТО пойдет?
Мишка соображает быстро.
- Пойдет, пойдет. Еще как пойдет. Лен, а чего ты сегодня в джинсах? Все испортила. Это надо было произносить в полнейшем чиновничьем прикиде…
- Чего-чего. Надо так. Подарок вам готовлю, разгильдяям…
- Спасибо, - ласково отвечает Миша. - Твоих подарков с нас хватит. Думаю - на месяц вперед.
Сразу после выхода передачи Макаренковых в эфир - началось…

Позвонила по местному телефону Мария Викторовна, секретарь шефа. Сказала, что мне велено сидеть у себя и отвечать на телефонные звонки, которые она мне будет переадресовывать. Добавила, что, ежели, кто не дозвонится, то у нее на этот счет имеется распоряжение давать мой домашний телефон.
Так. Будет исполнено. Отвечаю на звонки.
- Почему порнографию нельзя посмотреть в доме отдыха? (Читайте УК)
- Врач-гинеколог на пенсии хочет поделиться своими соображениями. (Прошу изложить в письменном виде и прислать на имя шефа).
- На что идут народные деньги? (Не знаю).
- Как Вам не стыдно? (Нам очень стыдно).
- Просьба помочь многодетной семье (Можем посоветовать порнографию не смотреть, раз семья и так многодетная).
- Не можете ли Вы прочесть лекцию в воинской части №…? (Не могу. Обратитесь в НИИ киноискусства или ВГИК, они пришлют лектора).
- Муж на работе смотрит порнографию. Что можно сделать? (Обратиться в журнал "Здоровье")
- Милиция в пункте видеопроката изъяла кассеты, объявив их "порнографическими". Можете помочь? (Могу. Пришлите по факсу список изъятых фильмов).
- В вашем салоне на Арбате подростки смотрят порнуху! Берут для просмотра "Броненосец Потемкин", идут в кабинку и смотрят свою кассету! (Спасибо. Обязательно разберемся).

Это все граждане. А где же любители "круглых столов"? Неужто, проворонили? Не может быть! Кончено, не может.
- Здравствуйте. С Вами говорит …ов, заместитель главного редактора журнала "Смена". Мы хотим для наших читателей провести где-нибудь через недельку "круглый стол" по проблемам эротики и порнографии на экране. Приглашаем Вас. И, может быть, Вы нам посоветуете кого-нибудь из специалистов?
- Послушайте, а Вам не кажется, что объем дискуссий и обсуждений в прессе этой, скажем, специфической темы уже давно вышел за рамки здравого смысла? Целью моего сегодняшнего выступления было дать рабочий инструмент различения эротики и порнографии и кинопрокатчикам, и правоохранителям. И закрыть тему.
- Ну, Ваше определение, скажем прямо, ненаучное. А проблему Вы сейчас обозначили весьма интересную. Действительно, почему так много разговоров об этом в обществе? Вот это и обсудим! Для наших читателей!

Смотрю на часы. Ого! Я уже в свое "ночное" опаздываю. А мне там премию обещали.
Все. Сворачиваю этот балаган!
- Ну, раз для читателей - тогда, конечно…
- Минуточку. У меня есть еще один вопрос, так сказать, лично любопытствую.
- Слушаю внимательно.
-Эрекция - это порнография?

Это что за черт- те что? И интонации какие-то… не те… в общем… Уточняю
- Состояние или изображение?
- Ну, как Вам сказать…
-Все!!! Мне некогда! Мне пора проституток развозить ! Хотите, Вам завезу?! В редакцию! И "круглых столов" не понадобится! Редакторы… Читатели…Уроды… Порнографы…
- Простите, как Вы сказали?
- Как слышали. Пролетариату нечего терять, кроме своих цепей!

Шваркаю трубку, хватаю сумочку и вниз, по лестнице, через две ступеньки.

*****************
"…московских окон негасимый свет…" - льется из радиоприемника… Черт, опаздываю.
Добраться от Пушкинской почти в конец Варшавки - это в любом случае - время. А сейчас час-пик. Все с работы едут. Только бы Лида меня дождалась… Надо, кстати, будет спросить ее мнение об этой тотальной шизе с круглыми столами по порнографии. Понимаю, конечно, население насыщается видеомагнитофонами, все фильмы доступны в принципе. Проблема, впервые … Но не до такой же степени. Дня не проходит, чтобы либо общероссийская газета, либо телепрограмма не занялись разговорами об изображении того, что ниже пупка. И если мнение Лиды окажется осмысленным… То завтра в тоже время пусть будет в "2х2" интервью с ней. Не откажутся ведь Макаренковы от интервью с действующей "ночной бабочкой", причем такой, каких в Москве не сотни, а десятки! Лицо забликуем, и пусть даст свою профессиональную оценку поведению и моральному облику этих главных и неглавных редакторов. И что это за тип мужиков, с ее, опять же профессиональной, точки зрения, которые ежедневно навязывают стране разговоры о… Вот это будет демократия!

Уф, добралась. Опоздала, но ненамного. А вон и Лида! Догоняю ее.
- Лида, привет! Так боялась тебя упустить. Пробки в центре. Мы ведь сегодня тоже вместе ездить будем?

И… в ушах звон медных тазов, накрывающих мои наполеоновские планы.

- Привет! Тут вот какое дело, - озабочено говорит Лида, - ты мне нравишься, ты молодец в своем роде - честно говоря, я в своей жизни еще таких женщин не видела. Но помнишь, я тебе вчера говорила, что девушки суеверные, и я тоже?
- Помню, конечно. Ты хочешь сказать, что я нефартовый водитель? Или что-то вроде?
- Видишь, ты сама это сказала. Я думала, что ты после вчерашнего больше не приедешь. Завязывай ты с этим делом. Не твое это. Советую тебе.
- Лида, а ты, значит, родилась для этого… И это все твое…Так?
- Я другое дело…
- Лида, у нас у всех здесь другое дело. И кстати, у меня дело к тебе есть. Другое.
- Лен, погоди. Я все-таки тебе не совсем верю. В том смысле, что должны же быть у тебя другие варианты, друзья, которые могут помочь…
-Лида, ты права. Все это есть. Проблема в том, что я сейчас не могу этим воспользоваться…
- Не понимаю. Почему нельзя воспользоваться? Объясни, если можно…
- Ну, хорошо. Все очень просто. В организации, где я работаю уже семь лет, сейчас нет денег. Предложения перейти на другую работу - есть. Но все они от конкурентов моего шефа. Думаю, что меня зовут на работу не потому, что я обалденно ценный сотрудник, а для того, что бы насолить шефу, переманив к себе "его человека". Если я приму такое предложение, это будет просто плевок в лицо шефу. Он такого не заслуживает. Согласись, извини за грубость, что нельзя срать, где ешь, правда? До такого я еще не докатилась. Тебе легко было бы уйти к конкуренту Георгия? Наверное, не очень. Мы все примерно в одном положении. Одна прослойка - одна ситуация. Даже не хочу грузить их своими проблемами.
- И что ты будешь делать?
- Жду паузу, чтобы начать искать работу в другой сфере. А пауза наступит тогда, когда мне хоть что-то на работе заплатят. Теперь веришь?
- Лен, давай я тебе денег в долг дам. Отдашь - когда сможешь. Я могу сейчас тебе одолжить. То есть не прямо сейчас, а завтра, например…
Ох, кажется, я сейчас разревусь самым пошлым образом. Делаю глубокий вдох.
- Лида, оставь немедленно эти эмоциональные женские штучки. Деньги на тебя не с неба падают. Кредитовать в наше время можно только под обеспечение… Но как же я тебе благодарна по-человечески… Давай поговорим о деле, которое у меня к тебе.
- О деле сейчас не получится. Меня водитель ждет. Едем к важному клиенту.
Если ты все-таки будешь работать, учти - никто из наших опытных с тобой не поедет. Сегодня, по крайней мере. Поедешь с новенькими. Так что будешь за старшую. Они совсем ничего не понимают.
- Ладно. Как есть - так есть. Только я новеньких от стареньких еще не очень отличаю. Так, что, пожалуйста, ткни мне пальцем в новеньких.
Лида указывает мне рукой на трех девуше, стоящих в вестибюле.
- Видишь, новенькие все время головой крутят. А опытные девушки просто подходят к кому им надо. Присмотрись - сама все поймешь.
- Спасибо. Понятно. Лида, жаль, что не удалось поговорить о моем деле. Я, может быть, попрошу тебя о чем-то вроде интервью. Но сначала поговорить надо. Не беспокойся - не о конторе, не о делах. О мужчинах. Как со специалисткой. Вот тебе моя визитка, на ней я записала все телефоны. В любое время. Лучше - сразу как освободишься. Желательно - до одиннадцати утра. Тогда мы все завтра успеем сделать. Пожалуйста.
- У девушек теперь интервью берут? И меня что - по телевизору покажут?
- Ага. Берут. Мы же перестроились. Насчет "покажут" - как захочешь. Можно показать, можно лицо скрыть специальными методами - квадратики по лицу бегать будут - никто не узнает. Хочешь - со спины. Это сама решишь. Только позвони обязательно.
- Позвоню. Пусть у тебя сегодня все хорошо будет.
- Спасибо. Только у меня и вчера все хорошо было. Хорошо то, что хорошо кончается.
-А, тебя ни в чем не переубедишь. Пока!

Так. Быстро собраться и сосредоточиться. Подавляю в себе какое-то инфантильное чувство брошенности и обиженности. Учить и информировать меня сегодня никто не будет. Я - нефартовый водитель? Это мы еще посмотрим! Что здесь есть такого, с чем бы я не справилась?
А "наши" интенсивно разъезжаются… И водителей, и девушек намного меньше, чем было в тот момент, когда я догнала Лиду. И, похоже, вначале разбирают опытных… Троица, на которую указала Лида, еще никем не востребована… Подхожу ближе. А вдруг девчонки просто ждут кого-то в метро? Вот неловко получится!

Прочь пораженческие мысли! Подхожу к девушкам.
- Здравствуйте, девушки. Какие у вас номера?
- Здравствуйте. Четырнадцатая. Двадцатая. Двадцать вторая.
- Забираю двоих. Тебя и…
- Пожалуйста, - заверещали девушки, - мы вместе… Возьмите всех… Мы - новенькие…
- Здесь работают не "вместе", а строго по вызовам клиентов. Так что "вместе" - маловероятно. В любом случае. С водителем спорить запрещается.
- А Вы водитель? Мы не думали, что…
- Здесь надо не думать, а знать и понимать свое дело, - строго поясняю я. Думать надо было тогда, когда вы принимали решение сюда заявиться…

А девчонки-то красотки… Явно не москвички… Какие красивые! Каждая из дебютанток Георгия была красива той радостной женской красотой, которой ничуть не опасно быть в соседстве с другой красотой другой женщины. Одеты и накрашены ужасающе вульгарно. Опытные девушки так не одеваются. Опытные одним-двумя штрихами обозначают свою профессиональную принадлежность, но не более. Всех троих, если подредактировать и - на обложку гламурного журнала - тираж бы разошелся моментально. Шатенка, блондинка и брюнетка. Какие лица! И фигуры - загляденье! Ну, что за жизнь, а? Год тому назад наш экспортно-импортный отдел без размышлений и, невзирая на умственные способности, без сомнения, взял бы всех троих, с единственной функцией производить впечатление на зарубежных партнеров…

- Хорошо. Сделаю вам поблажку. Пойдемте все трое.

Звоню в диспетчерскую. Называю номера девушек.
- Ну и как девушки? Симпатичные?
- Как могу, излагаю свои впечатления о внешности девушек.
- Жаль, что новенькие, - задумывается диспетчер. - И, кстати, а почему Вы не с Лидой?

Кажется, мой играющий тренер проявила какое-то самоуправство…

- Я немного опоздала… пробки на дорогах. Думаю, что Лида решила, что после вчерашнего я побоюсь выходить на работу.

- Она должна была Вас дождаться! Вот записывайте два адреса имена и телефоны. По первому адресу доставите двух девушек. Каких - решайте сами. Сегодня все от Вас зависит. Первый адрес с двумя девушками - не точно, но вроде подарок на день рождения имениннику. От женщины. Если это -жена, так сказать, проверяет реакцию мужа…ну, типа провокацию устраивает… Бывают такие случаи…Повнимательнее будьте. Район престижный - громкие скандалы нам не нужны тоже.
И еще. Женщины очень придирчиво девушек осматривают. Вы уверены, что все в порядке?
- Уверенной я быть не могу. Не знаю многих нюансов. Красивые девушки. Одеты плохо. Одежда очень дешевая и кислотных расцветок.
- Это не самое страшное. Будут вопросы - звоните обязательно.

С моей водительской точки зрения адреса очень хорошие: Кутузовский проспект и Осенний бульвар.

Едем. По дороге девушки рассказывают свою "историю". Встретились они на каком-то кастинге, устроенном неким модельным агентством, широко рекламирующим свою деятельность в провинциальной прессе. Считая себя очень современными, свободными и перспективными, дали отставку своим женихам и поехали в Москву в полной уверенности, что с их внешними данными им достаточно переспать с кем надо, и успешная карьера модели им обеспечена. Столица их встретила двумя крупными разочарованиями. Во-первых, таких романтически нацеленных особ здесь оказалось больше, чем они ожидали встретить, а,во-вторых, выяснилось, что карьера модели требует инвестиций и инвесторов, без которых никак не обойтись. Возвращаться домой им не позволяет, как выразилась Четырнадцатая, "чувство собственного достоинства".

По первому адресу нас встречает изящная женщина с седыми волосами, уложенными явно для торжественного вечера, и очках, оправа которых тут же вызвала у меня чувство тоскливой зависти.
После некоторого замешательства и разъяснений моих функциональных обязанностей, все формальные моменты улажены.
Девушки - для брата этой женщины, но она не знает, как он отнесется к такому "подарку". Семья строгих правил. Брат стал инвалидом в результате автокатастрофы. Жена ушла. Она вызвала двух девушек, надеясь, что одна из двух окажется брату по вкусу, и это положит начало его регулярной половой жизни, которой она придает очень большое значение… в смысле нормализации его психологического состояния, которое ее уже конкретно достало. Так она и выразилась.

Избавляю себя от принятия решения и предлагаю женщине выбрать двоих из трех.Женщина выбирает блондинку и брюнетку. Двадцатую и двадцать вторую.Напоминаю ей, что через два часа девушки должны стоять на том месте, где мы сейчас стоим с ней.
- А если нам не хватит двух часов?
- Тарифы знаете?
- Знаю, мне говорили…
- Ну, вот и решайте.

Четырнадцатую просто распирает от любопытства. Она засыпает меня вопросами, даже не давая возможности ответить. Смонтировав мои ответы в картинку, восклицает
- Они там вдвоем с инвалидом будут? Тьфу, гадость, какая… Хорошо, что эта женщина меня не выбрала…
- Девочка, а ты отдаешь себе отчет КЕМ вы сюда пришли работать?
- Ну, ладно. А этот инвалид, он хоть помоется? Или его помоют? Он же, небось, воняет…
- Не знаю. Может, помоют, а может, и нет. А какая разница? Ты должна быть выше этого.У тебя же чувство собственного достоинства, которое тебе домой вернуться не дает. С таким обостренным чувством собственного достоинства от обоняния придется отказаться.
- Это как? Я запахи очень чувствую…
- А вот так. Ты что думаешь, шлюх ожидают, приняв ванну и полившись "Армани"?А после работы, иногда тяжелой физической на рынке, не хочешь? Гигиенические привычки у всех разные, у кого-то их вовсе нет.
А нюх придется считать несуществующим. Нет его и все. А также других органов чувств тоже нет. Это работа такая. Ты сюда сама пришла. С достоинством. Вот и выбирай. Между чувством достоинства, как ты его по-идиотски понимаешь, и всеми остальными человеческими чувствами.
- А почему по- идиотски?
- Этот вопрос переадресуй своим родителям и учителям. Мне тоже интересно почему. Тебе, хоть раз в жизни кто-нибудь объяснял, что нет, не существует такой добродетели, как "чувство собственного достоинства"? Порок такой есть, гордыней звать. И не достоинство, а гордыня тебе домой вернуться не дает. Не путай, пока не поздно. Достоинство - оно у купюры. А ты сейчас даже не купюра. А так - мелкая монета. Дешевка ты.
- А почему Вы со мной так разговариваете?!
- А я с тобой не разговариваю. Я тебя тренирую. Вот ты уже ошибку сделала. Крупную. Дешевка не должна задавать таких вопросов. Потому, что она дешевка.

Так. Сзади пауза. Если я правильно понимаю, сейчас должно раздасться хлюпанье.Вот оно… Включаю правый поворотник, причаливаю к обочине.
- Вот смотри. Видишь светофор впереди? Я тебя везу на Осенний бульвар. На этом светофоре мы туда поворачиваем. У тебя носовой платок есть? Держи салфетку. Высморкайся. Даю тебе пять минут на размышление. Сейчас пока еще ничего не произошло. Я могу позвонить в диспетчерскую и сказать, что девушка под номером четырнадцать передумала работать. И завтра с утра - домой. Некоторое время там тебе будет неловко. Но скоро это пройдет. Ты же красивая и, надеюсь, не полная дура. Все у тебя сложится… Время пошло.
- А как же девчонки?
- А помню-помню. "Мы вместе, возьмите нас всех". Твое чувство достоинства, значит, говорит, что за компанию надо бл-ю становится?
- А к кому Вы меня везете?
- А какая разница? Если мы звоним в диспетчерскую, то без разницы. Если едешь по вызову, обязана быть готова ко всему… Принимай решение. Время идет…
- Все. Я решила. Везите меня на этот… как его… бульвар…


Едем.
- Вы на меня сердитесь?
- Не сержусь, а злюсь. И не на тебя, а на себя. Учил меня один умный человек, что здесь вмешательство в чужие ситуации эквивалентно клиническому идиотизму. Не послушалась.
- Я знаю. Вы огорчены, что Вам не удалось … меня отговорить… Простите меня. Вы все правильно говорили. Просто мы - ну, как сказать ...уже не совсем новички в этом деле… Вы так отговаривали… Честно, если бы… ну, когда я впервые этим занялась… меня бы кто-то так убеждал… Может, все бы и по-другому было… Извините… Я никогда с женщиной не ездила в таких организациях… Мы с мужчинами привыкли…
- Не новички? А что же тогда плакала? Про моют- не моют беспокоилась?
- На такой работе каждый сам для себя выбирает, как выгоднее себя вести… Чтобы сочувствовали… Привыкла… Начинающих жалеют больше… Многим клиентам нравится… когда девушка боится…И водители начинающих больше жалеют…Вот Вы - пожалели по своему.Кто довольную и опытную проститутку пожалеет? Хочешь, чтобы тебе посочувствовали - притворись неопытной, испуганной. А когда я сейчас плакала, я не притворялась…Вы же от сердца все говорили…
- И про кастинг - выдумка?
- Не совсем. Было, но давно.
- А что одета так по-попугайски?
- Многим мужчинам нравится, когда девушка "только сейчас из деревни". Меньше боятся заразиться чем-нибудь. И потом рядом с деревенской - все очень умные. В Москве живут, значит - умные. Им это тоже нравится. Все сейчас заразиться боятся - просто ужас какой-то. Особенно женатики. Боятся, а пользуются…

М-даа-а. Ситуация. Даже настроение повысилось. Когда шеф меня представлял новым партнерам, почти всегда добавлял: " Обмануть ее еще никому не удавалось". И, действительно, таких прохиндеев на чистую воду выводила… вспомнить приятно.
А тут девчонка, "девушка" развела, как говорится, на раз-два…
Воистину, кабинетная жизнь ничему не учит.
Вот сиди, кабинетный работник, и гадай: то ли тебя "сделали", как мальчика, то ли "поимели", как девочку… Урок, однако…

Дальше все было гладко. Четырнадцатую я благополучно сдала с рук на руки заказчику Самеду и - благо недалеко - исхитрилась заехать домой и выпить большую чашку крепкого кофе. Строго в назначенное время забрала от дома на Кутузовском Двадцатую и Двадцать вторую. Поинтересовалась, довольна ли заказчица? Выяснила, что "довольна".
Потом мы минут тридцать ждали Четырнадцатую, сверх условленного времени, но вмешиваться в процесс я уже не стала. Девушки тоже не возражали.

В диспетчерской меня поздравили с первым нормальным, с их точки зрения, выездом и сказали, что двух девушек я могу отпустить, а одну завести по адресу на Варшавском шоссе, добавив при этом, что клиент "из постоянных", и сюрпризов не будет.
Посовещавшись шепотом, девушки выдвинули из своих рядов на дальнейшее боевое дежурство Двадцатую.
На Варшавке, как и обещали в диспетчерской, все было без сюрпризов. Почти. В момент передачи денег, клиент по имени Степан Аркадьевич заявил: "А я сегодня Вас по телевизору видел. Должность у Вас там такая мудреная. Не запомнил. А Ваше руководство знает, чем Вы по ночам занимаетесь?"
- Нет, не знает.
- А если я подскажу?
- Не поверит.
- Вы так уверены в своей репутации?
- Абсолютно.
- Так не бывает. А если проверить?
- А если доказательства устойчивости моей репутации Вам представит наша служба безопасности? Поверите? У нас срок аренды спортзала закончился. Застой.
- Вы мне угрожаете?
- Нет. Напротив - жалуюсь. На отсутствие тренировочного процесса.
- Пошутил я. Удивился очень, когда Вас увидел. Днем - по телевизору
говорите, ночью мне девушку привозите. Чудеса, да и только.


А вообще-то да… Об этом я не думала. Если шефу все рассказать, он может пальцем у виска покрутит, но скорее заинтересуется, чем разгневается. А вот, если это станет известно на стороне… И статью за сводничество никто тоже не отменял. Заголовочек в газете " Видеокорпорацией руководят уголовники"… У нас это просто. Сама умею.
Автор методики из пятидесяти шести пунктов просто сомлеет от удовольствия. И в кадре была в той же самой одежде, что и сейчас. Плохо как! Неаккуратно и глупо. Надо на ночь хоть какую-то кепочку или косыночку на голову надевать. И переодеваться обязательно.

А сейчас я впервые еду сдавать выручку инкассатору. Как нормальный водитель конторы Георгия.

В местных координатах я собой недовольна. Особенно попыткой "наставить на путь истинный заблудшую овечку". Приняла же после разговора с Лидой инженерное решение старательно выполнять все инструкции. Даже имен у девушек не спросила. И на тебе…
Очень мне не нравятся такие действия. Не уважаю я их, характеризуя таковые для себя, как "бесцельную суету на чужих площадках" и полагая первичным половым признаком псевдоинтеллигентных людей. Учить, критиковать, кидаться давать советы просто по образовавшемуся факту единства времени, места и действия… Стыдно.
Помнится, как один водитель ехидно крикнул как-то на перекрестке: "Вот женщины! Никогда на стоп-линии не остановятся." А пора бы уже научиться … останавливаться на стоп-линии.

Надо позвонить в диспетчерскую и подробно разузнать процедуру сдачи денег. А то в довершение ко всем сегодняшним умственным слабостям, не хватало еще сдать выручку какому-нибудь местному забулдыге… Вот бы осчастливила!
Но в диспетчерскую я буду звонить позже. В поле моего зрения попадает человек, которого я рада видеть. Павел! Мой первый учитель в этом небогоугодном деле.
- Привет, коллега! - шутливо приветствует меня Павел. - Ты, я смотрю, приживаешься здесь… Поздравляю, не ожидал… Получается? Наслышан о твоих подвигах. Серега докладывал… Резвый старт.
- Здравствуйте, учитель, - отзываюсь в тон. - Паш, у тебя есть пять минут в порядке оказания шефской помощи?
- Ну, смотря кому и за сколько…
- Паш, мою машину вчера обстреляли на бульварах. Ни черта не поняла, что это было.

Рассказываю Павлу что и как происходило.
- А ты уверена, что тебе ничего не померещилось?
- Ну, если и померещилось - то всем троим. Лида не похожа на человека, страдающего галлюцинациями.

Павел задумывается.
- Все равно ни на что не похоже. Ерунда какая-то. И, кстати, если уж ты хочешь заниматься этим делом, - докладывай точно. Машину у нее обстреляли, вишь… Под обстрел она попала…Обстреляли - это из "калаша" или гранатомета… А если в твою сторону пару раз из пээма пукнули - это не обстреляли… а так, типа поздоровались. В Москве сейчас так. Учись. Думаю, и было что-то вроде этого. Знаешь на что это похоже, если на что-то похоже, конечно? Гульбарий там был. С отрывом на всю катушку. Возможно, не первый день. А кокс с водкой такие дела с людьми творит - мама, не горюй! Я ж тебе говорил, что я персональщик? Говорил. Так мой хозяин тоже иногда с катушек съезжает. В прошлом месяце так допраздновался - голый из окна сигать собрался. Мы с ребятами, такими же здоровыми, как я, веришь ли, втроем едва удержали. Палил тоже тогда из окон куда ни попадя. Девок тоже требовал. Забыл тут же.
Эти приехали, а тот орет, что никого не надо, всех перестреляет - дескать, враги кругом.

Хозяева кокс нюхают и водку хлещут, а водилы с охранниками по стенам размазаны, у них одна забота: под горячую хозяйскую руку не попасться и сделать так, чтобы как можно меньше шума наружу вышло. Все одно за это потом спросят - типа, как допустили, за что вам платят. А иногородние начальнички любят в Москве отрываться… У себя-то нельзя, там все на виду, заметно. В столице - такое творят: дым коромыслом. И местные, столичные халявщики туточки. В общем, мнение мое таково. Когда вы с девушками подъехали, там внутри, думаю, праздник до точки кипения дошел. И охрана, от греха, решила посторонних от здания гонять. Доступными и убедительными методами. Любой мужик при первом же выстреле на всех парах сиганул бы оттуда. А вы девичник под окнами устроили. Три девицы под окном…Делать что-то надо было с вами. Ребятам пришлось искать дополнительные, понятные вам аргументы. Получилось, может, не очень вежливо, зато эффективно.
- А выйти и объяснить нельзя было? Отменить заказ, как положено. Заплатить за вызов.
Они же знали, что машина должна подъехать с девушками.
- В тот момент у них могло не быть времени на эти процедуры. Да и денег тоже. Что, я из своего кармана буду девок хозяину оплачивать? Протрезвеет - скажет, не было ничего, сочиняешь, чтоб бабла срубить. Кстати, думаю, что конторе казахи заплатили за причиненные беспокойства в тройном размере, самое меньшее. Так принято.Тебе-то за эту поездку что-нибудь перепало?
- Да, перепало. Сказали - премия.
- Ну, вот видишь. Все сходится. Других объяснений не вижу. "Обстреляли ее машину"… из пистолета - это ж надо такое брякнуть! Повезло вам. Девушкам особенно. Попади они вчера внутрь этого содома - любой субботник местный раем бы показался.
- Вот как? А Лида сделала вывод, что я невезучий водитель и сегодня со мной не поехала.
- Ошиблась она, ошиблась. Если принять во внимание то, что Серега рассказывал, то на отсутствие везения жаловаться ты не должна. Тьфу, как бы не сглазить. Пойдем, деньги отдадим, а ты расскажи пока, что вечером было. А то я только Серегину версию знаю, интересно сравнить будет.
- Хорошо. Только уговор: ты мне потом Серегину версию тоже расскажи или хоть отличия обозначь. Мне ж тоже интересно сравнить…
И спасибо тебе. Думаю, что ты прав. Все должно иметь какие-то понятные реальные причины. А то эта мистика висела со вчерашней ночи… А теперь - буквально легче стало.
- На "спасибо" хлеба не купишь…
- Напрасно ты так, Паш. "Спасибо" в русском языке - это сокращенное "Спаси тебя, Бог","Спаси, Бог". Это важнее, чем хлеба купить. Без этого хлеба тоже не купишь.
- Правда? - почему-то обрадовался Павел. - Спасибо - это "Спаси, Бог"? Никогда об этом не думал. Спасибо оно и есть спасибо. А оно вон как - непросто все оказывается, со смыслом. Значит, спасибо и тебе.

Домой я приехала за пять минут до звонка Лиды. Забегая вперед, скажу, что интервью с Лидой все-таки было в эфире, но не на следующий день и на другом канале. Эта идея поначалу была предельно негативно воспринята и моим и телевизионным руководством: одно дело просто интервью с "ночной бабочкой", где она, экая и мекая, сообщает телезрителям некоторые реалии своей работы. И совсем другое дело - предложить этой "бабочке" дать свою оценку поведения действующих чиновников, тем более "братьев по разуму" - из средств массовой информации. Это уже фатальное нарушение корпоративной этики. Пришлось ломать копья и втихаря, партизанскими методами вербовать сторонников. Маленькая, но ожидаемая мной, неувязочка получилась и с Георгием. Руководителя конторы все-таки, необходимо было поставить в известность о новом повороте в карьере его "девушки номер один". Возражать он, естественно, не стал, но сам стал рваться в эфир. С огромным трудом удалось убедить его в том, что это интервью "не его уровень".

Моя работа в "ночном" в конторе Георгия преимущественно стабилизировалась. Темпы прироста социальной информации, естественным образом, снизились, а вместе с ними стало уходить и некоторое вдохновение, связанное как раз с процессом поглощения и усвоения этой новой информации. Менялись адреса и имена клиентов, номера девушек, и с неизбежностью усиливались тревога и чувство вины за неправильность и неправедность занятий таким делом.Через день, а точнее через ночь после моей неудачной попытки наставления заблудшей овечки, в вестибюле метро я увидела чрезвычайно возбужденную Лиду, которая бегала от одной девичьей стайки к другой и что-то объясняла явно в резких выражениях, размахивая руками.
- Лида, случилось что-то?
- Случилось, случилось. Как тут не случиться? Учишь этих дур, учишь, все без толку…
Девушка из новеньких украла у клиента - кавказца тридцать долларов. На столе лежали.
- И что?
- Что, что! Нашли и палец отрубили, вот что! Всем каждый день говорю - не сметь воровать! Если очень хочешь или надо - попроси, может, так дадут. Не дадут - извиняй. Но, что б все чисто было.
- А как нашли? Неужели контора сдала?
- Этого точно не знаю. Но за такие вещи отвечать самостоятельно надо. Не знаю. Может, понадеялись, что субботником отделается…
- Лида, а этот кавказец не с Осеннего бульвара? Это не позавчера она деньги украла?
- Кажется с Осеннего… не точно, украла позавчера точно. А что?
- Я туда девушку возила… Четырнадцатую. Клиент - Самед.
- Лен, не бери в голову. Воровать у клиентов нельзя. С этим ты хоть, согласна?А если девушка все-таки своровала, что дальше? Ты за нее ответить хочешь? Нет? Тогда не бери в голову. Говорю ж я тебе, это не твое. Я ж вижу. Здесь своя жизнь.
***************
Еще через день мне довелось пережить несколько очень неприятных минут, когда подвыпивший клиент, невысокого роста, но жилистый и крепкий, заказавший двух девушек, вдруг резко поменял свои планы и заявил, что от этих двоих он отказывается и требует меня на вечер. Переговоры ни к чему не привели, и он перешел к активным действиям. Девушки меня очень выручили, буквально повисли на этом разбушевавшемся субъекте, закричали, что они все контролируют и посоветовали мне уезжать скорее, пока они его держат. Что я и сделала. Закончилось у них все мирно и ладно.
**********
Восемь вечера. Звоню в диспетчерскую. Мне предлагают на выбор два адреса:Выхино и гостиница "Москва". Для кого - как, а для меня здесь нет выбора. Конечно, гостиница.

- Елена Владимировна, - в голосе диспетчера чувствуется какое-то замешательство, - только будьте очень внимательны. Гостиница "Москва" - это очень специфическая точка.Положите девушек на пол.

Очень специфическая - это надо понимать - чужая. Но не ехать же в новостройки Выхино! По дороге печально размышляю, что еду напрасно. С составом георгиевских кавалерок произошел какой-то вероятностный выброс. Такое впечатление, что по каким-то причинам все симпатичные девушки сегодня не вышли на работу, а вышли все те, кого можно вручать клиентам только подальше от фонарного освещения. Не думаю, что Марат, проживающий в гостинице "Москва" согласится с предложением того почесывающегося, хлюпающего, хрюкающего и крякающего товара, который ерзает у меня по заднему сидению. Девчонкам не к Марату, а к врачу надо. Или мультфильмы озвучивать.
- Девочки, как вы себя чувствуете? Работать сегодня сможете?
Судя по интенсивным и испуганным заверениям, что все в порядке и у них легкая аллергия от цветов, стоящих у них дома, мои сомнения правильные. Яростное почесывание на минуту затихает. А чешутся они так, что хочется предложить им вилку.

Около гостиницы, памятуя наставления диспетчера, внимательно осматриваюсь. Осматриваюсь и не вижу ну ничего такого, чего следовало бы остерегаться. Что там еще говорили? Положить их на пол? Ну, уж нет. Люди все-таки.
Так. Первая проблема обозначилась. Я не могу дозвониться до клиента. Срывается набор номера на второй цифре. Позвоню в диспетчерскую, пусть они свяжутся с клиентом. Тоже не получается. Да здесь просто какой-то разрыв непрерывности связи! Придется нарушать инструкции. Капитально. Чтобы дозвониться надо отойти подальше. Строго велю девушкам вести себя тихо.Заворачиваю за угол здания. Удалось дозвониться. Голос у Марата приятный, и он не пренебрегает даже в коротком телефонном разговоре словами "здравствуйте, спасибо, до свидания"

Возвращаюсь к машине. Батюшки, а это что за мизансцена?
Девушки находятся вне автомобиля, а над ними коршунами нависают двое в милицейской форме. Звуки пока неразборчивы, но вот слышу, доносится карикатурный визг:
- Больше не будем.
Ох, а девочки совсем дурочки.
Подхожу.
- Что происходит, господа офицеры?
- Это Ваш автомобиль?
-Мой.
- Документы, пожалуйста.
Этого добра у меня много. Смотрите. Завидуйте. Я гражданка. С пропиской и кучей удостоверений и пропусков.
Изучают. Удивляются. Картинку они смонтировать явно не могут.
- Девушки с Вами?
- Со мной.
- Елена Владимировна, разрешите поинтересоваться, а что Вы здесь делаете в такое время?

Может, нахамить? О правах поговорить? Нет. Не буду. Я не знаю, что эти дурочки уже успели им сообщить. Поэтому говорю чистую правду:
- Готовлю девушек к съемке. Их съемочная группа ждет.
Девушки громко чешутся.
Милиционеры переглядываются.
Затем сообщают мне свой вердикт:
-Елена Владимировна, артисток мы Ваших до утра задержим. У них документов нет. Никаких.
- Девочки, это правда?
Подтверждают. Кивают.
Может, постараться их все-таки отвоевать? В успехе - не сомневаюсь. Нет. Хватит. Больше я павловских инструкций не нарушаю. Все.

Забираю обратно документы и иду искать Марата в условленное по телефону место. А Марат уже здесь. Все сам видел. Пояснений не требуется. Ну, вот и финал.
Через четверть часа уже из дома звоню в диспетчерскую. Сообщаю, что мои средства производства приватизированы до утра милицией.
Диспетчер впервые проявляет недовольство моей работой. Интересуется, положила я девушек на пол или нет. Узнав, что нет, начинает меня отчитывать.
- Вы себе просто не представляете, что могло бы быть. Вам просто невероятно повезло, что Вы живы и целы. Повезло, что встретились с милицией, а не с ними!
- С кем, с ними?
- Это долго объяснять, но Вы были очень неосторожны. Где Вы поставили машину?
- На стоянке у гостиницы, а где еще?
- Ну и ну! Останавливаться надо было где-нибудь в районе Пушкинской и оттуда звонить клиенту! И он ТУДА должен был подойти за девушками! Все всегда так делают! Вы и понять не можете своего везения!
- А мне раньше об этом Вы не могли намекнуть, когда адреса давали? Скажите, а Георгий Валентинович присутствует? Пригласите его к телефону, если можно…
- Здравствуйте, Георгий. Я хочу с Вами попрощаться. И поблагодарить за то, что Вы дали мне возможность поработать у Вас. За то время, что я у Вас работала, узнала много. Ваша работа преподала мне много полезных уроков. Я действительно благодарна Вам.
- Решили уйти? Только у Вас все стало получаться… Жаль. Я не думал, что Вы после стрельбы опять придете. А сегодня уже решил, что надолго останетесь. Вы очень быстро всему научились. Я наблюдал за Вами.
- У меня вопрос есть. Может, и научилась, но ответа не нашла. Почему у вас люди работают водителями? По экономике вопроса - это нонсенс. На своем автомобиле у Вас работать невыгодно. А люди годами работают. И рискуют. И в ситуации попадают с потерей здоровья. Может, я чего-то не знаю? Может у водителей разные категории оплаты?
- Нет разных категорий. Вы получали, как все. А все, как Вы.
- Тогда почему вообще у Вас есть водители? Ведь на собственном автомобиле эти деньги можно заработать и другими способами.
- Вы пробовали сами ответить на этот вопрос?
- Пробовала. Не получилось.
- У нас водители те, которые долго работают, работают не из-за денег. Некоторые люди наркотиками пользуются, некоторые в казино играют. А есть те, кто у нас работают. И, поверьте, таких немало. Если понадобится, я за неделю наберу тех, кто вообще бесплатно работать будет или только за бензин. Вы же должны были заметить, что у нас есть водители, имеющие серьезное трудоустройство и серьезную зарплату. Важных чиновников возят. За чем они к нам приходят? За адреналином.

А ведь один раз я была близка к этому ответу. Когда вишневый "Москвич" угоняла…
- Этот ответ у меня был, но я его отвергла, как нереалистичный.
- Зря. В Москве очень много людей, ищущих риска. Я серьезно говорю: захотел бы - девушек возили бы бесплатно.
- А почему Вы этого не делаете?
-Заинтересован в наличии стабильного ядра в водительском коллективе. Мужик должен зарабатывать. Чтобы с женами проблем не было. С работы надо приносить хоть какие-то деньги. И еще. У меня для Вас есть предложение. Серьезное предложение с серьезной зарплатой. Диспетчером поработать. Риска никакого. Две бронированные двери. Пулемет не возьмет. Подумайте…
- Спасибо. Но Ваше предложение - это уже прямое попадание в статью УК. Если мне будет суждено нарушать уголовный кодекс, мне бы хотелось, чтобы это были другие статьи, скажем более кинематографические…
-Банк ограбить хотите?
- А вот над этим предложением стоит подумать!

Сделала себе крепчайший кофе. Оделась и поехала кататься по Москве. Жизнь прекрасна и удивительна. И мы с ней опять заодно. Сколько же миров в моем родном городе! Я счастлива и хочу знать больше. Мама-папа, папа-мама, родители мои ненаглядные! Сделали вы свое дело. Я всю жизнь просидела за разными партами и столами и узнавала ее по описаниям, рассказам и изображениям. Кто хочет и умный - учитесь на чужих ошибках. Отныне я буду учиться на своих. И горе тому, кто скажет, что сидение за столом в чиновничьем офисе - это успешная жизнь. Сами кушайте.
В чиновный мир я больше не вернусь. Начинаю все сначала.