Борис Вайнштейн "Краткий курс истории России"


Краткий курс Истории России

Борис Вайнштейн


О г л а в л е н и е
o Предисловие
o Древняя Русь
o Свой путь
o Хазары
o Иго
o Куликовская битва
o Конец ига
o После ига
o Грозный
o Смутное время
o Новое Время
o Начало
o Нарва
o Меньшиков
o Мазепа
o Прутский поход
o Реформы
o Обновлённая Россия
o Царицы


Предисловие

Примерно год назад один мой нью-йоркский приятель прислал мне маленький пакет, в который было вложено несколько листков бумаги, плотно исписанных неразборчивым, неряшливым почерком. По словам приятеля, эти страницы он получил следующим образом:
однажды, загорая на пляже, он увидел группу черных и белых подростков, которые о чем-то оживленно разговаривали на языке межнационального общения Брайтон Бич - русском мате. Один из подростков поигрывал бутылкой, которую потом ненароком обронил. Бутылка подкатилась к моему знакомому, и, к его удивлению, он увидел, что под этикеткой "SMIRNOFF" стояла другая надпись - "Краткий курс истории России". За два доллара подростки продали ему бутылку и даже показали место на берегу, где её прибило морем. Мой приятель приходил туда несколько раз, но, к сожалению, ничего сам не нашёл. Впрочем, он не отчаивается. Записки он прислал мне в подарок, поскольку посчитал их интересными. Зная моего приятеля как человека умного, честного, ленивого, лишённого воображения и фантазии, отягощённого большой семьёй, а главное, как "software programmer", совершенно нельзя предположить возможность литературной мистификации с его стороны. Скорее всего, записки действительно приплыли из России и были написаны в постсоветское время (всё-таки бутылка "SMIRNOFF"). С другой стороны, стиль письма местами архаичен и даже попадается буква 'ять'. Поэтому я заменил эти слова, чтобы они не отпугивали современного читателя, если таковой найдется. Страницы были пронумерованы, так что хронологию я оставил без изменений. Если у читателя есть какие-нибудь идеи по поводу этого загадочного сочинения, он / она может свободно поделиться ими со мной.

Древняя Русь

Свой путь
В 862 году в Новгороде Великом по весне, как обычно, собралось Великое Новгородское Вече. Решая мелкие городские вопросы, как обычно, отчаянно дрались на кулаках и побежденных сбрасывали в Волхов. А так как партий ещё не было и каждый дрался от себя, то пострадали практически все и даже сам посадник. И если бы не совершенно случайно зашедший в тот день в город человек по имени Рюрик, то Новгород остался бы безо всякой власти.

Маленькая дружина Рюрика с неделю поддерживала в вольном городе относительный порядок, попутно собирая себе провиант для продолжения похода.
Собрав провиант и починивши лодки, отряд ушел, предоставив Новгород Великий самому себе, несмотря на отчаянные просьбы ограбленных отрядом горожан остаться и поправить хотя бы до созыва следующего Веча.

Рюрик, собственно говоря, шёл по пути, который назывался путь из варяг в греки. Это был первый широко известный российский путь, и он, как и все последующие российские пути, отличался тем, что, хотя конечная цель его сулила всем самые радужные перспективы - в данном случае черноморские - практическая его реализация была ужасно трудна, опасна, а подчас и убийственна.

Впрочем, всего этого Рюрик как урождённый варяг ещё не знал, а понял это, проходя днепровские пороги, где переломал лодки и перетопил всю дружину.
Однако перед этим он успел захватить город Киев, куда и вернулся, отчаянно ругаясь по-варяжски и проклиная тот день, когда он решил достичь греков Русским Путём. Киевляне, как и новгородцы, не хотели отпускать полюбившегося им Рюрика и поэтому он правил по очереди - то в городе Киеве, то в городе Новгороде - до тех пор, пока в указанных городах имелся хоть какой-нибудь провиант.


Хазары
К востоку от Руси проживали хазары. Сами они были кочевники, но царь у них был еврей, и это почему-то страшно раздражало потомков Рюрика - Рюриковичей.
- Какой вы всему миру пример подаёте? - увещевали хазар многочисленные посланцы из Киева.
- А, чё, хороший царь, - отбивались хазары, - тихий, вина много не пьёт, а что гешефты делает, так и мы не в накладе.
Но, наконец, у правнука Рюрика - Святослава нервы не выдержали.
Свидетельством срыва явилось его знаменитое послание хазарам "Идите Вы на...", впоследствие подправленное летописцем.

В 964 году Святослав во главе большой армии отправилсь на Хазарию.
К несчастью для хазарского царя, неграмотные кочевники- хазары не прочли послания, а, как обычно, откочевали со своими стадами на летние пастбища. Поэтому Святослав с ходу захватил три хазарские крепости: столицу Итиль, а также Семендер и Саркел. Евреи в указанных крепостях в то время занимались гешефтами и тоже не могли оказать должного сопротивления Святославу.

В маршрут Святослава входило ещё два пункта - принадлежавшая хазарам Тамань и еще один секретный пятый пункт, название которого князь всячески скрывал.
Поэтому после взятия Саркела усталое войско потребовало от князя ясности в отношении этого пункта.
- Что это за пункт такой? - допытывались пыльные ратники. - Долго ещё ходить?
Сначала князь отнекивался и говорил войску знаменитое "Идите Вы на...", но потом согласился, посмотрел в какую-то далёкую даль и сказал: "Где евреи - там и пятый пункт!"
Ошеломлённые грандиозностью планов князя, воины не стали брать Тамань, а вернулись в Киев.


Иго

В 1240 у первой русской заставы в диком поле показались какие-то люди на лошадях. Своей национальности они не знали, но знали, что на Руси уже действует пятый пункт. Поэтому на вопрос, кто они, отвечали уклончиво, чтобы не ошибиться: "Монголо-татары". А иногда и "татаро-монголы." "Главное, чтобы не евреи, - сказали им. - Заходите."
Монголо-татары зашли, сожгли Киев, Москву и Торжок.
Так на Руси воцарилось татаро-монгольское иго.
Татаро-монголы обитали там, где Волга впадает в Каспийское море. Потом это стало поговоркой. Строители они были никудышные и жили в каком-то Сарае.
Русь давала им дань в обмен на ярлыки.
Князья навешивали на себя ярлыки и хвастались друг перед другом:
- А у меня два ярлыка!
- А у меня три!
Иногда какой-нибудь князь обижался и жаловался монголо-татарам.
Те приходили и сжигали город обидчика.
Карт на Руси тогда не было, и татаро-монголам случалось и ошибаться.
- Ошибочка вышла, - говорили они, - пошли назад, чего лошадей зря гонять. Давай лучше обидчика в Сарай вызовем - вроде как бы за ярлыком.
Князь приезжал в Сарай, где его, как правило, убивали.


Куликовская битва

В 1380 году ярлыками у монголо-татар заведовал Мамай. Прошлое у него было сомнительное, и поэтому звание у него было тёмник. Жулик он был страшный и ярлыков недодавал.
Русь долго терпела - потом это тоже стало поговоркой, но в конце-концов князь Дмитрий Донской собрал всех князей и послал ультиматум Мамаю. Мамай пообещал подвезти ярлыки на Куликово поле.
На поле князья пришли не одни, а с дружинами, поскольку по Руси тогда, как и сейчас, в одиночку ходить было опасно.
По той же причине Мамай тоже пришёл с войсками.
Мамай взял дань, а ярлыки опять недодал.
- Нет, мол, у меня. Из Монголии не подвезли. А может, из Татарии.

Обиженные князья набросились на Мамая и разбили его.
Мамай убежал и спрятался в Сарае, а князья вернулись домой.
Казалось, Русь обрела долгожданную свободу, но через два года хан Тохтамыш подошёл к Москве, сжёг её и роздал должникам ярлыки. Татаро-монгольское иго продолжалось ещё сто лет.


Конец ига
В 1480 году Монголо-Татария, наконец-то, разделилась на Монголию и Татарию. Татаро-монголы обрели национальное самосознание, но разучились делать ярлыки. Так оно обычно и бывает.
А князья всё настойчивее и настойчивее требовали новых ярлыков. Наконец, хан Ахмат пообещал подвезти их к реке Угре. Там войска и встретились в мае месяце.
- Давайте к нам с данью, - хитрили татаро-монголы.
- Нет, - отвечали им уже опытные князья. - Это ж пушнина, подмокнет. Лучше вы к нам с ярлыками.

Стороны простояли так до зимы и разошлись.
Так на Руси прекратилось монголо-татарское иго.
Правда, привычка навешивать ярлыки бытует и по сей день.


После ига
Без ярлыков князья скучали и запросились за границу.
Великим князем на Руси был тогда Василий Иванович.
- Эдак они у меня все разбегутся, - испугался он и решил переименовать Москву в Рим, чтобы успокоить князей: и дома будете сидеть, и вроде как заграница.
Но ему сказали, что переименовать Москву в Рим нельзя - Папа обидится.
- Тогда пущай будет второй Рим, - предложил Великий князь.
- Это тоже нельзя, - сказали ему, - его надысь турки взяли.
- Тогда пущай третий, - упорствовал Великий князь, - у меня натура такая.
Так Москва стала третьим Римом.

Пожив немного в третьем Риме, князья опять заскучали.
- Ежели делать неча, - посоветовал Великий князь, - давайте Русь собирайте.
И князья действительно стали собирать Русь.
А чтобы попасть за границу, они стали собирать её на территории сопредельных государств.
А поскольку по недостатку опыта князья думали, что ходить по загранице, как и по Руси, в одиночку опасно, то и приходили туда с войсками.

Бывало, заграничный лесник выйдет в лес, а там русские дружины с пищалями и лукошками.
- Здесь грибы и ягоды собирать нельзя, - ругался лесник. - Это наше.
- Не, - говорили ему, - мы Русь собираем.
- Ну, Русь это можно, - соглашался лесник.
Это всё потом стали называть добровольным вхождением того или иного государства в Россию.


Грозный

Следующим великим князем на Руси был Иван Васильевич.
Он насобирал Казань, Астрахань и Сибирь.
Чечню он не трогал, но его по ошибке назвали Грозным.
В приятелях у него ходили Одашев и монах Сильвестр.
Сильвестр вёл праведную жизнь. Одашев тоже.
Вдвоём они пытались научить Грозного, как править Русью.
Грозный долго терпел, но, наконец, не выдержал, ввёл опричнину и стал менять жен.
Всего у него их было восемь.
Последнюю он взял из-за фамилии, потому что она была
"Нагая".

По поводу опричнины у Грозного и князей были некоторые разногласия, поскольку опричниками были люди, которые приходили в любой дом и брали всё, опричь каких-нибудь пустяков.
Иногда они даже брали и пустяки.
Раз они пришли к князю Курбскому и что-то взяли.
Курбский обиделся, убежал в Литву, которая ещё не успела добровольно войти в состав России (она сделала это потом дважды), и стал писать оттуда язвительные письма Грозному.
Для доставки писем в России учредили почтовую службу с ямщиками и бубенцами.
Так Русь вошла в число цивилизованных государств.

Грозный был любознательный человек и хотел знать будущее.
Для этого он привёз из Карелии волхвов и задавал им разные вопросы. Один раз он их спросил, когда он умрёт.
Волхвы сказали:"Потом".
- Когда потом, дармоеды, - возмутился Грозный, - дату давайте, и поскорее.
Волхвы его не поняли и назвали скорую дату.
Чтобы не подрывать авторитет волхвов, Грозный умер в назначенный день.


Смутное время
У Грозного было три сына.
Старшего, Ивана, он убил посохом.
Младшего, по слухам, убил боярин Борис Годунов.
Средний, Фёдор, поцарствовал и умер сам.
Русь оказалась без великого князя, и никто им быть не хотел.
Тогда князья пришли к Борису Годунову и сказали: "Ты убил, ты и правь."
- Да не убивал я, - кричал Борис Годунов.
- Ничего не знаем, - сказали князья, и Борис Годунов правил несколько лет, а потом тоже умер.
Русь опять осталась без лидера.
Тогда князья собрали народ и стали совещаться, а может, Борис и вправду не убивал Дмитрия, может, его кто-нибудь украл?
Самая плохая репутация на Руси была у поляков. И всё из-за их польского гонора.
- Поляки украли, кто же ещё?
Пошли к полякам.
- Дмитрия вашего у нас нет, - сказали поляки, - а вот Лжедмитриев навалом. Вот Лжедмитрий - "самозванец". Вот Лжедмитрий - "тушинский вор", а вот третий - без псевдонима. Берите пробуйте. Товар хороший.
Попробовали по очереди всех, но никто не понравился.
Все оказались с польским гонором.
Даже у подружки "самозванца" была фамилия Мнишек.
- Много они о себе мнишек, - говорили князья.

Тогда князь Пожарский и новогородский мещанин Кузьма Минин посоветовали выбрать царём кого попроще, ну, например, Мишу Романова, потому что он ещё молод и, стало быть, умом слаб.
Так царизм опять победил на 1/6 части земного шара.

Новое Время

Начало
В два часа ночи соседи проснулись от страшного грохота. В стену били чем-то тяжелым. "Что ты опять задумал, пьяная морда?" - закричали они.
"Окно рублю, - отвечал Пётр, и, действительно, скоро в проём стала видна его длинная пошатывающаяся фигура с топором в руке. Потом он пошёл спать, а в пролом к соседям стали выпрыгивать какие-то странно одетые люди с узелками и без.
Это была первая русская эмиграция.


Нарва
Как-то Пётр захотел отобрать у шведов город Нарву, но они его побили. "Что же ты? - сказал тогда Петру его министр Меньшиков. - Давай, покажи им, что ты государь всея Руси!"
И Пётр показал.
Он привёл под Нарву татар из Татарии, башкир из Башкирии, мордву из Мордовии, калмыков из Калмыкии и ещё прочие и прочие народы. Через три дня шведы не выдержали запахов национальной кухни и позорно бежали.
Пётр пользовался этой тактикой во всё время двадцатилетней войны со шведами, и всегда с неизменным успехом.


Меньшиков
Главным министром у Петра был его светлейший князь и камердинер Александр Данилович Меньшиков. В детстве он торговал булками, но, поскольку был неграмотным и боялся ошибиться, то запрашивал за булку побольше. Поэтому булки у него не брали. Как-то его заметил Пётр и предложил стать министром. Меньшиков согласился. Став министром, Меньшиков перестал торговать булками, а стал брать взятки. А поскольку был неграмотным и боялся ошибиться, то брал побольше. Сам Пётр тоже любил деньги, но, поскольку, в отличие от Меньшикова, он был грамотным, то называл взятки налогами. Бывало, как увидит какого-нибудь боярина, так и кричит: "Эй, борода, гони налог!" Потом историки стали утверждать, что Пётр ввёл налог на бороду, но это обычное непонимание историками слов и действий Петра.


Мазепа

Как-то предатель Мазепа пригласил шведского короля Карла на Украину. Мазепа сказал, что украинская пища вкусна и имеет приятный запах.
Карл согласился и приехал под Полтаву.
Украинская пища действительно оказалась очень вкусна, и Карл, к несчастию для шведов, объелся галушками. По этой причине он не смог принять участие в Полтавской битве.
Потом историки утверждали, что Карл, якобы, накануне был ранен и весь тот день просидел на стуле. Это была неправда. Карл был очень опрятным и никогда не сидел на своём стуле. Так или иначе, но шведов побили, и они бежали в Турцию, потому что из России всегда ближе до Турции, чем до Швеции.


Прутский поход

Несмотря на уже упомянутую близость между Россией и Турцией, Пётр решил сделать эту близость ещё ближе. С этой целью он переправил свою армию через Днестр и направил её к реке Прут.
Другим мотивом для похода была информация от русского посланника в Константинополе гр. Толстого, что румынское вино лучше молдавского, а турки по причине своего мусульманства в вине ничего не понимают, а только мешают покорённым ими народам развивать своё виноделие.

Поэтому со времён Петра царизм стал собирать Русь, освобождая другие народы.

Где-то через две недели после начала похода Пётр достиг реки Прут, где и был окружен турками.
В отличие от шведов, турки не боялись запаха национальной кухни. Наоборот, он был для них очень привлекателен, и они буквально рвались к русским котлам. Положение стало безвыходным. Тогда Пётр послал к визирю своего министра финансов, крещёного еврея Шафирова: иди, дескать, поторгуйся. Вы мастера делать всякие гешефты. За то и держу. Можешь продавать Россию вплоть до Тамбова. Шафиров поехал к визирю, они торговались всю ночь и в результате Шафиров провернул какой-то такой гешефт, что турки отступили, а Россия ничего не потеряла.

После этого Пётр стал подозревать Шафирова, что он как-то очень хитро и незаметно распродал Русь, а ему ничего не сказал. Взглядов своих Пётр не скрывал, и с тех пор мнение, что евреи распродают Россию, стало официальнои идеологией.


Реформы

Пётр любил подтрунивать над Меньшиковым, но также поощрял и его шутки, если находил их удачными.
Бывало, скажет своему министру:
- Ну, Сашка, теперь тебе в Москве не жить!
- Почему? - пугался Меньшиков, ожидая ссылки в Берёзов.
- Да потому, что я столицу к шведам перенесу, а ты при моей особе состоишь.
- Да ты бы лучше колокола в церквях снял на пушки, - поддевал Петра Меньшиков, - а то спать мешают.
- Одно другому не помеха, Саш, - отшучивался Пётр.

Пользуясь неграмотностью Меньшикова, Пётр также любил ввернуть в разговор иностранное словцо.

- Слышь, Сашка, - как-то сказал Пётр, - я теперь при себе бюрократию держать буду - 14-ти классов!
- Грамотная, видать, баба, - ахал не кончивший ни одного класса Меньшиков, - да ведь шибко умные, они подарки любят. Ты бы, Петь, фискалов завел, а то многие деньги прячут.
- И заведём, Сашка, и заведём, - откликался Пётр.
И всё в таком же духе.

Позже историки назовут все эти шутки Петра - Петровскими реформами, а его самого - великим царём-реформатором.


Обновлённая Россия

После смерти Петра в 1724 году князья, дворяне и народ, приуставшие от его реформ, долго не решались передать престол царю-мужчине, и поэтому почти весь 18-й век в России правили женщины.
- У неё, матушки, - говорили в народе, - всегда дело найдётся: или фаворит какой, или детей воспитывать, или по кухне какой приказ отдать. А там день, глядишь, и пройдёт без реформ.

И народ, как всегда, был прав.

А если когда к власти случайно и приходил царь, то его быстро свергали при полном народном одобрении.


Царицы

Но царицы тоже были разные, и каждая оставила свой след в преобразовании России.
При Анне Иоановне Россией, в основном, правили курляндские немцы, и, чтобы не высовываться, русская знать стала прибавлять слово фон либо к имени, либо к титулу - например, фон Визин или фон барон. И вообще при Анне Иоановне русские патриоты боролись за чистоту немецкого языка.

При Елизавете Петровне, наоборот, правили гвардейцы, поскольку она на них опиралась. Правда, случались минуты, когда и они опирались на неё. Поэтому её царствование прошло мирно и весело, и даже в России была открыта атмосфера у Венеры, которая в силу привычек царицы, была её любимой планетой.

Вслед за Елизаветой императрицей стала Екатерина II, она же Екатерина Великая.
Насчёт того, почему её так назвали, существует две точки зрения.
Одни историки предполагают, что это случилось потому, что Екатерина была родом из такого крохотного немецкого княжества, что, когда в1757 году во время войны России и Пруссии, русские войска случайно захватили её владения, то генералы только плевались, говоря: "Тут тебе Русь не насобираешь". Поэтому армия ушла и захватила Берлин.
А когда Екатерина была маленькая, то остальные немецкие княжны всё время дразнились и кричали "Захудалая, Захудалая, Захудалая".
А она в ответ показывала язык и кричала "Великая, Великая, Великая".

Другие же историки цитируют многочисленных фаворитов императрицы, которые в один голос утверждают, что Екатерина была настолько полная женщина, что не назвать её Великой было бы просто неприлично.
Следуя примеру Елизаветы, Екатерина тоже опиралась на гвардию и делала это с чисто немецкой методичностью всё время своего тридцатилетнего правления.
Несмотря на занятость цариц, Русь как-то по привычке всё собиралась и собиралась на территории Турции, Польши, будущего Казахстана и даже Аляски и Калифорнии.
Правда, с Польшей вышел конфуз, потому что оказалось, что вместе с Русью насобирали огромное количество живших там польских евреев. Те немедленно стали делать свои гешефты на всей территории от Вислы до Камчатки. Через год к Екатерине пришла делегация лучших представителей русского купечества.

- Ты бы, матушка, - слёзно молили купцы, - выслала бы их куда-нибудь подальше, они же нам конкуренцию делают.
- Не могу, милые. В Австрию писала и в Пруссию, всё без толку, у них своя процентная норма. Вот как насобираю Русь в Палестине, тогда и вышлю. Может, им землю пока разрешить покупать? Пускай пашут.
- Нельзя матушка, - завздыхали купцы, - с землёй вить они и отделятся. Зачем тебе Израиль на границе? Ты их как-нибудь так запри, пущай они между собой торгуют.
Так возникла знаменитая черта оседлости, в которой евреи торговали между собой вплоть до Февральской революции в России.

(1998)