Фаина Петрова. Господи, благослови Гавайи

Библейский рай, как мне помнится, находится где-то в районе Междуречья. Может быть, это связано не только с тем, что авторы Книги тосковали по оставленной родине, но и с тем, что там на самом деле необыкновенно прекрасно? Не знаю - не была. Но если выбирать, в каком кокосовом раю умирать от ностальгии, - а не лучше ли жить и наслаждаться жизнью? - то Гавайи вполне могут подойти для этой роли.

После 11 сентября никакие путешествия, естественно, не привлекали. Были и другие причины личного характера, которые делали эту поездку несвоевременной. Но оплачена она была давно и отменить её было практически невозможно, да и знакомые, и родные советовали ехать. Я поехала. И ничуть не жалею. Конечно, в аэропортах стало всё гораздо более строго. В Гонолулу, например, документы проверяли раз пять, не меньше, да и личный досмотр был более тщательным.

На курорте обстановка, по словам наших гидов и тех, кто был там не первый раз, тоже изменилась. Раньше наши ходили на пляж более близким и удобным путём через военный санаторий и свободно пользовались их рестораном, расположенном прямо на берегу океана.

В этом году девочки и мальчики в форме проверяли документы и никого из посторонних не пускали. Это как-то неприятно напомнило ситуацию с советскими курортами. Но была и непривычная для меня деталь: время от времени кто-то бродил по пляжу с миноискателем. Впрочем, возможно, это были просто чудаки, которые пытались найти потерянные кем-то драгоценности, - есть такой "вид спорта" в Америке.

Народу, на мой взгляд, было довольно много: свободных мест в самолёте ни туда, ни обратно не было. Но сведущие люди пояснили, что обычно в это время на Гавайях бывает больше. Главное же - не приехали самые богатые и расточительные курортники - туристы из Японии. В связи с этим многие магазины вынуждены были устроить большой сэйл, чем и воспользовались наши неунывающие соотечественники.

Условия существования на Гавайях много лучше, чем в большинстве мест на Земле. Мягкий субтропический климат, ласковый океан. Человеку не нужно было рубить деревья, чтобы построить жилище, заваливать медведя, чтобы насытить свой желудок. Жизнь была приятна и легка. Наверное, поэтому эти счастливые люди - гавайцы - так умели наслаждаться ею: нигде я не видела более страстных, по-настоящему эротических танцев, как там. Когда на острова пришли белые миссионеры, они добились запрещения этих бесовских развлечений - танцев бёдер. И только спустя какое-то время один из правителей островов восстановил древние традиции. Сейчас местные танцевальные шоу - неотъемлемая часть великолепно развитой индустрии развлечений знаменитого острова. Мы не единожды были свидетелями этих представлений. Застали мы и красочный фестиваль, который должен был состояться раньше, но из-за известных событий был отложен почти на месяц.

Мы объездили и исходили остров Оаху вдоль и поперёк: были в тропическом лесу и в пустыне, на дне и на вершине кратеров вулканов, в полинезийском культурном центре и в местной ювелирной фактории; посетили дворцы правителей островов и видели смену караула, которые проводятся до сих пор, хотя самих правителей уже давно нет: с 1959 года Гавайи входят в состав США и являются 50-тым штатом страны... Мы плавали с масками и ластами среди кораллов, наблюдая вблизи жизнь их обитателей - больших и малых рыб с самой невероятной и фантастической окраской.

Любоваться ими можно было и в городе: великолепные, огромных размеров аквариумы? не редкость там. Некоторые магазины, отели и рестораны имеют свои собственные и весьма впечатляющие водные резервуары, интересные и формой, и разнообразием представленных в них рыб.

Каждая экскурсия, и на Перл Харбор в том числе, заслуживает отдельного рассказа, но размер статьи не позволяет это сделать.

Когда мы были в знаменитой бухте, то разговорились с ветераном морского флота, чудом уцелевшим в том грозном году: его корабль находился рядом с печально знаменитой "Аризоной", ставшей 7 декабря 1941 года братской могилой для 1.177 моряков её экипажа. Мы спросили его, что он чувствовал, когда японцы, участвовавшие в том налёте, приезжали просить прощения у оставшихся в живых американцев, и как он оценивает террористические атаки в Нью-Йорке. Он ответил, что никаких враждебных чувств к японцам не испытывает: они выполняли приказы своих командиров. Но налёт на Перл Харбор нельзя сравнивать с теперешней террористической атакой: тогда погибли военные люди, а сейчас - мирные. То была, если можно так выразиться, игра по правилам, а сейчас - без. Сразу вспомнились рассуждения нашего классика о "дубине народной войны"... В полинезийском культурном центре каждый остров имеет своё представительство: Таити, Самоа, Новая Зеландия и др. Местные жители знакомят с бытом и искусством своих стран и народов.

В конце дня - объединённый концерт. Самое сильное впечатление - какое-то, я бы сказала, свойское, запанибратское отношение с огнём. Чего они только не делают с ним! И садятся на него, и жонглируют, и перебрасывают друг другу. Наш гид сказал, что у них есть специальные мази, которые помогают им прокручивать все эти фокусы. Жизнерадостные полинезийские девушки и юноши зажигательно играют на барабанах, танцуют и поют, охотно фотографируются с нами, туристами. Обстановка нескончаемого праздника, всеобщая доброжелательность кажется такой искренней, так заразительна и приятна, что забываешь, что всё это - коммерческое предприятие. Возникает какой-то подъём духа, неожиданно чувствуешь себя молодой, полной сил. Начинаешь верить, что жизнь ещё не кончена. Несколько слов об организации питания. Естественно, никаких проблем с этим, как и везде в Америке, не было. Но об одном чудо-ресторане хочется сказать отдельно. Это японский seafood bufet "Todai" (именно в такой транскрипции). За 15 долларов там представляется такой выбор блюд, какого я не видела нигде больше. А вкусно так, что невозможно остановиться и прекратить этот лукуллов пир. К сожалению, побывала я в этом японском гастрономическом раю лишь в последний день во время ланча.

Вечером был прощальный ужин, а я не могла смотреть не только на еду, но даже и на питьё. Женщины меж тем расстарались и устроили на берегу океана тоже прекрасное угощение. Потом мы ещё долго плясали и пели, как когда-то в России. Это были русские и еврейские народные песни, а также советские и даже дворовые и романсы. Было много смеха, шуток. Всё это на некоторое время сблизило и объединило всех нас. Сейчас, пожалуй, самое время рассказать несколько подробней о нашей русскоязычной группе. К этому времени у меня уже сложилось представление о ней.

Надо сказать, это был мой первый опыт организованной поездки с соотечественниками. Я всегда и, как оказалось, не зря, боялась таких мероприятий. Но поскольку одной ехать было как-то несподручно, а близкие не имеют столько свободного времени, сколько я, пришлось решиться на эту авантюру.

Как и следовало ожидать, был представлен полный набор обычных развлечений: громкие ссоры и выяснения отношений между родными и близкими, постоянные напоминания о том, что мы из страны "советов" (их охотно, и часто непрошенно, раздавали многие из нас), попытки cъэкономить на всём и в первую очередь на покупке еды, и многое другое, не раз описанное другими людьми, куда лучше владеющими способностью точно и выразительно рассказать о своих впечатлениях, чем я.

Вот мы приехали в одно место, где фрукты очень дёшевы и их можно попробовать при покупке. Одна из "наших" тут же начинает канючить, пытаясь сбить цену ещё больше. Сама эта женщина работает в сфере обслуживания. Интересно, когда к ней приходят клиенты, то тоже торгуются? Или в её случае подобная ситуация ей кажется невозможной?

А вот другая наша попутчица незаметно, как ей кажется, кладёт в свою сумку с прилавка пару бананов Несмотря на предупреждение, сделанное нашими гидами, некоторые норовят вынести из едальни со шведским столом то одно, то другое. Я всё время с ужасом ожидала, что вот-вот разразится скандал, связанный с этими отличительными особенностями нашей публики. Слава Богу, обошлось. Конечно, вряд ли можно сказать, что никто ничего не замечал.

Удивительно, какими неумелыми, неприспособленными даже после нескольких лет жизни в Америке выглядят некоторые наши люди (речь идёт о 50 -75 летних). Не говоря о том, что многие не могут элементарно объясниться по-английски, они не решаются в номере пользоваться телевизором (бесплатными программами), кондиционерами. Не могут разобраться, как работает водопровод и канализация, удивляются, узнав, что кресло в самолёте откидывается назад.

А самостоятельно выяснить, в какую очередь встать на регистрацию или где выдают багаж?.. Нет, я, видно, слишком многого требую. И потом: каждый в отдельности вполне мог оказаться очень милым и приятным человеком, но все вместе!...

Хотя среди нас были и москвичи, и петербуржцы, но пряный одесский дух со всеми его приятными и неприятными особенностямии преобладал. Наилучшим выразителем его была семья из этой благословенной кузницы всевозможных талантов, состоящая из 52-летней дочери и её родителей, ни про кого из которых никак нельзя было сказать, что они блещут здоровьем. Это могло бы касаться только их самих, но так как мы были группой, то иной раз задевало и нас, потому что им трудно было передвигаться, и мы должны были с этим считаться.

Главой семьи была дочь, несколько больших габаритов, чем обычные люди. Что ж, можно только посочувствовать: скорее всего, это какая-то генетическая болезнь, нарушение обмена веществ, например. Но наша героиня была так полна собой, ходила, как выразился Антон Павлович, с таким видом," как будто она подожгла", что это не могло не производить соответствующего впечатления.

Что касается её папы, то однажды он доверительно поведал мне о том, какое у него было прозвище в те незапамятные времена в Одессе, когда он ещё только ухаживал за своей будущей женой, с которой прожил теперь уже 60 лет. "Не трогайте её, эта баба Бегемота", - говорили тогда, по его словам, местные жители, и все ловеласы в страхе отшатывались. (Я подивилась про себя, насколько точно умеет наш народ подметить характерные особенности того или другого человека.)

Тогда будущая жена его не подвела: после свадьбы она ещё долго хранила простыню - доказательство своей честности. Он ей всё говорил: "Выбрось ты её!" А она отвечала: "Пусть ещё полежит". Действительно, а вдруг кто усомнится, девушкой она была или не девушкой до первой брачной ночи? В этом случае всегда можно предъявить "докУмент". И вот такие подробности рассказывались нам - отчего ж мне не передать их вам для колориту?...

Другая колоритная пара состояла из женщины-москвички, которая, собственно, и собрала группу, и её бой-френда. Несмотря на то, что ей уже минуло 70 лет, она полна жизни и энергии: любит потанцевать и попеть. Бой-френду это не очень нравится, он постоянно ворчит: я, говорит, когда сходился с ней, надеялся её переделать.

Странно, но некоторых людей жизнь, видно, ничему не учит: как можно рассчитывать изменить кого-либо, особенно, когда человек, как говорится, едет уже не в горку, а под горку - не на ярмарку, а с неё?! Меж тем, если знать её профессию - массовик-затейник, - становится совершенно понятно её поведение и то, почему она подчас разговаривала с нами таким покровителъственным тоном. (Однажды я не выдержала и сказала ей, что детский сад давно перестала посещать и вообще давно вышла из возраста, когда ещё, может быть, уместны замечания и поучения того рода, какими она нас потчует. Но потом мы помирились: баба она оказалась не злая и не вредная. А некоторые наши "согруппники" действительно требовали подобной опеки.)

В свою очередь, она жаловалась на своего теперешнего спутника жизни и всё грозилась порвать с ним - уж очень он её ограничивает. Правда, то, что он берёт на себя половину её многочисленных расходов, конечно, удобно, но?...

Смотришь на такую пару и думаешь: "Ну, зачем люди стремятся быть вместе? Что заставляет их терпеть друг друга?" Другое дело, что многие из нас вынужденно оказались в такой ситуации, потому что номера в отеле, в которых мы жили, были рассчитаны на двоих. Это, конечно, диктовалось соображениями экономии, и, поскольку было временным явлением, то, казалось бы, можно было бы и пережить. Но для некоторых женщин (одиноких мужчин среди нас не было) такое, не всегда приятное, часто случайное и, следовательно, насильственное соединение явилось своего рода тяжким испытанием: у одной из нас напарница так храпела, что та почти не спала все ночи и, едва дождавшись рассвета, бежала быстрей на пляж; другая не знала, как реагировать на свою "сокамерницу", которая опасалась за свои вещи и ни на минуту не выходила из комнаты, пока в ней находилась соседка; третья постоянно что-то теряла: ключи от номера, например, она умудрилась потерять трижды. Сейчас это вспоминается как курьёз, а тогда иной раз бывало не до смеха.

Кое-кто после этой поездки пересмотрел свои отношения с бывшей приятельницей, кто-то обрёл новых подруг.

Я, было, подумала, что, когда тратишь столько денег на поездку, может, стоит ещё прибавить немножко, чтобы не портить себе впечатление неприятным соседством? Но ведь с другой стороны, если соседство оказывается удачным, то это только увеличивает получаемое удовольствие: есть с кем обсудить увиденное и услышанное. Вот и пойми теперь, и определи точно, как же поступить в следующий раз: брать ОДНОместный номер или всё же лучше ДВОИХ? Ведь приятных-то людей, безусловно, было больше!

Перелёт назад, в Калифорнию, прошёл безо всяких происшествий, если не считать того, что "святое одесское семейство" расположилось в самолёте как раз прямо за нами, что не могло не сказаться на наших спинах, поскольку маме и дочке то и дело надо было выходить, а потом снова протискиваться на свои места.

К моменту получения багажа группа перестала существовать: многие ушли, не попрощавшись. На всех лицах почти одновременно появилось какое-то отрешённое выражение - все погрузились в свои мысли и проблемы: праздник кончился, начиналась обычная жизнь.

Сейчас уже всё позади. По своему опыту я хорошо знаю: вскоре забудутся все мелкие недоразумения и неприятности, а ощущение полноты жизни и радости пребывания на Оаху, острове любви и доброты, останется. Мы будем помнить, что Гавайи являются краем радуг и родиной сёрфинга; что там не существует понятия "погода" и не требуется делать ни малейшего усилия над собой, чтобы войти в воду; что благоприятный климат и изолированность Гавайских островов* способствовали тому, что из 2500 видов местной фауны 89 % нигде в мире больше не встречаются (например, родиной орхидеи, изумительного по красоте цветка, являются именно Гавайи); что там плавает рыба хумухумунукунукуапуаа, название которой длиннее, чем она сама; что там, наконец, живут милые и приветливые люди и что одно и то же слово - "алоха" - означает у них "здравствуй", "прощай" и "я тебя люблю".

В эту приятную во всех отношениях среду как-то очень легко и естественно вписались и наши милые гиды Олег и Марина, которые сделали всё, как пишут школьники в сочинениях на подобную тему, чтобы наше пребывание на Гавайях получилось незабываемым. Спасибо им и случаю, связавшему нас с ними!

Господи, благослови Гавайи: они так прекрасны!

* Справка. Гавайи, расположенные в середине Тихого океана, представляют собой самую изолированную группу островов на нашей планете. До ближайшего города на Американском континенте - 4000 км, а до русской Камчатки - более 6000 км. Общая площадь Гавайев (8 больших и 124 малых островов) составляет 16.641тыс. кв. км. В юго-восточной части Гавайского Архипелага, цепь островов которого протянулась на 2.5 тыс. км, в результате вулканической деятельности образовались восемь основных островов: Гавайи (Hawaii), Мауи (Maui), Оаху (Oahu), Кауаи (Kauai), Молокаи (Molokai), Ланаи (Lanai), Ниихау (Niihau). Восьмой остров, Kahoolawe, совсем необитаем. Ширина самого большого острова 60 км в диаметре. На острове находятся самые высокие в тихоокеанском регионе горы Мауна Кеа (4206 м) и Мауна Лоа (4170 м), а также самый активный, извергающийся уже15 лет вулкан Килауэа.

Гавайские острова лежат в тропической зоне, но постоянно дующие ветры и холодное течение создают здесь благоприятный климат. Постоянные ветры уносят тучи в океан, позволяя круглый год наслаждаться хорошей погодой. Здесь 324 солнечных дня в году. Температура воздуха летом 28-32, зимой 24-28 градусов Цельсия.

На Гавайях проживает около 1.2 миллиона человек, из них 80% -на Оаху, третьем по величине острове со столицей архипелага Гонолулу. Всемирно известный район Гонолулу - Вайкики (там расположена и гостиница, в которой мы жили) - ежедневно привлекает около 100 тысяч туристов.