Виктор Каган "Стихи"


Лестница в небо

Виктор Каган © 2003

Храма нет. Есть дорога к храму
И дорога от.
Вот и все дела.
Только истово и упрямо
Небу молятся колокола.

114 по Фаренгейту

Каждые десять минут хочешь сменить рубашку.
Асфальт в небеса потеет маревом миражей.
Птицы вяло шатаются с клювами нараспашку,
Закипающим мозгом бредя о легкости виражей.

И когда покажется, что делать уже нечего,
Что губы еще шевелятся, а ты уже неживой,
Вспыхнут холодным светом шустрая молодость, Печенга
И Северное Сияние над глупою головой.

Обнимешь сугроб, как женщину, и оживешь-охолонешь,
Зароешься в мягкое, губы прижав к ледяной груди,
И счастливо засыпая, матери зов проворонишь -
Замерзнешь, сынок, просыпайся, замерзнешь, спать погоди …


***
Молодость ли отпускает, тянет ли лапы старость?
Впрочем, какая разница? Есть только то, что есть.
Хлопнули ставни … времени неукротимая ярость
Кожу с лица снимает, с крыши срывает жесть.

Сколько еще перегонов до остановки конечной
Во поле чистом, над пропастью или в глухом тупике?
Впрочем, какая разница? Корюшки дух огуречный.
Запах первого снега. Солнечный зайчик в руке.

Что-то душа бормочет. Вслушаешься - околесица.
Блажь, благодарность, проклятие или благая весть?
Впрочем, какая разница? Спущена с неба лестница.
Стало быть, просто надо на посошок присесть.

***
Пичуга за окном то плачет, то смеется.
Печаль то ест глаза, то промывает взор.
Луна отражена в слепом бельме колодца.
Ночные бабочки несут свой милый вздор.

Льнет вечер к надвигающейся ночи.
Жара уходит прочь передохнуть чуток.
Чудной чудак-сверчок безустали хлопочет.
Обходит стража спящий городок.

В бокалах кровь. И тело - теплым хлебом.
Кто предан, кто предаст - уже предрешено.
Не минет чаша. Ты один пред небом.
И душно от тоски. И тосковать грешно.


***
Мало ли что нагадают, набрешут
Карты, цыганка, кофейная гуща …
Мало ли кто пожалеет, утешит -
Плохо, мол, но хорошо, что не пуще …

Время уносится в прошлое время
Из настоящего. А в настоящем
Тянется к небу проросшее семя.
Ищем себя и никак не обрящем.

Тело еще по привычке хлопочет.
Ночи короче, но дни не длиннее.
Вечер про утро что-то бормочет,
А просыпаешься - не мудренее.

Мысль все короче. Рифма все проще.
Будущего дымовая завеса.
Правильны парки, ухожены рощи,
Аэродромы … А хочется леса.


***
Еще тени в сгущении тьмы
Различимы, но разве едва.
Еще Я отражается в Мы,
Но уже безразличны слова.

Шелест листьев и шепот планет.
Ночи шушера - в пламя свечи.
Горицвет. Огнецвет. Пустоцвет.
Если хочешь сказать, помолчи.


Ты один на скрещенье дорог,
Но они не ведут никуда,
И стоишь, как растерянный Бог,
Как трава, как слеза, как звезда.

Пятый день растворился в тиши,
А шестому еще не пора.
Не дыши - слушай всплески души
В тишине под дугою ребра.

Глину в пальцах задумчиво мять,
Плечи кутая в звездную шерсть,
И уснуть … Завтра рано вставать -
День творенья под номером шесть.