Марк Самуилов "Советы начинающему Гаврилычу"

"Не написатьли мне обзор?"-спросил Г.
"Отнюдь!"- сказала Ф.
..............................
А за стеной ковали ...
(по известному старому анекдоту)

Мой высокий сетевой друг!
"Публичная критика - дело тончайшее". "Нынешний автор пошел капризный" и прежде чем обозреть его статью, надо его чем-нибудь смутить.
Посему для солидности в самом начале поставь, как я, номер -№252. Пусть думает об этих цифрах все, что вздумается. Например, что на него "заведено дело".
Дальше ... Ты заметил, как я к тебе обратился - "высокий сетевой друг"? Нет? Напрасно. В этом и фокус! Это сейчас модно. Ты будешь долго думать - что это значит? Скорее всего решишь, что - ничего плохого. Что это так получается, когда забывают переключить клавиатуру с латинской. Или - наоборот! Как ЗЫ - вместо PS! Видишь, дело сделано - я тебя смутил и отвлек.

Теперь читателя надо поставить в строй, выровнять, сказать ему, что он - ну ничем не отличается от тебя.
Например, тонко намекни ему, что он ... ну как бы это помягче? Ну, что известно, что он участвует "в процессе распивания в неположенном месте". Для баланса скажи, что мол, не стесняйся - так делаем все "мы, интеллигентные люди: до того, как надраться в лоскуты, всегда читаем газету, на которой предполагаем нарезать селедку."

Для особо обидчивых напомни, что селедку на газете резали и "Сократ, Платон, Ксенофонт и другие не всеми уважаемые личности." Не вздумай потом отвечать на возможный вопрос - почему эти древние греки относятся к "другим не всеми уважаемым личностям". Если все-таки прижмут, признай, что не совсем удачно выразился. Что тебе - можно, а им - нет. Это - ТЫ их обозреваешь, а - не ОНИ тебя.
Идем дальше.
Скажи ему, автору, прямо, в лоб, что всем известно, что пишет он с одной целью - заработать деньги. На случай, если кто-то возмутится, смягчи. Посочувствуй: " Гаврилыч его понимает". Приведи, как пример, одного из Уважаемых и Маститых из Калифорнии. Пишет много и разное. Бывает - печатают, но "все мимо рта". Если кто-то обидится - не твои проблемы. Для этого есть редактор(ша). Она в случае чего напишет автору "...как Вы себя чувствуете? Всё ли в порядке? Вы помните, что мы Вас любим?". А если автор попросит "убрать мой роман из печати" ... Ну что-ж, автор с возу - редактору и вебмастеру легче. И - не уберет. Пока... А там - посмотрим...

Теперь - переходи к главному, к себе. Опиши свое бедственное положение - "ни кнута, ни пряника" (этакая элегантная вариация на тему "ни кола, ни двора"). Не стесняйся сказать, что ты - "в поисках истины". Правда это несколько чревато, ибо наводит на широко известное "истина - в вине". Не скрывай, что ты " всего лишь судья".. Не меньше! Игнорируй возможные вопросы типа "а откуда ты такой судья взялся? Кто тебя просил судить?".

На это опять же есть редакция. Она так прямо и ответит, мол, шла я как-то по Калифорнии, смотрю - в кустах белый рояль, а за ним - Гаврилыч.
Играет что-то на тему неадекватности. А рядом на газетке - все уже расставлено, разложено и разрезано. Я ему ничего не сказала, только говорю: "Хочешь обозревать?" А он мне: "Хочу, но только с продолжениями." Вот так она и ответит. И добавит - "Я знаю, где и когда это было, я там была, но ни Левинтов, ни я не помним. Как такое может быть, ума не приложу! Можно, конечно, предположить, что он был в стельку пьяный (не заметить - и кого?- МЕНЯ!) Но я -то не пью, а Левинтов не песчинка... ".
Амнезия, брат мой юный - великая вещь! На нее что хочешь списать можно.

Можно также, между делом,для оживляжа, что-нибудь изречь. Нетленку какую - нибудь. Ну вот, как я - про "данайских пацанов".
Не забудь заявить, что твоя критика нужна только тем, "кому нужна истина, даже горькая". Ты понял, мой друг? Истина ! С ОЧЕНЬ БОЛЬШОЙ БУКВЫ.
Вот так и - не меньше. И что ты ее нашел и сейчас выдашь. В последней инстанции. А тех, которые любят "сладкие слюни", на
всякий случай, предупреди: нервных просят не смотреть! Мол, "кто не спрятался, я не виноват"! Или -"не ходи в наш садик...!"

Ну-с, а дальше - все просто. Не будь многословен, не уделяй кое-кому больше трех-четырех строк. Ну и что, что кто-то из них работал над своим рассказом (повестью, романом) месяцы и годы? Это - их дело. Краткость - медсестра любого Гаврилыча (ха-ха-ха!)
С самого начала игнорируй свое обещание "тут и не обидеть надо, и сказать вежливо вещи не самые приятные".
Делай это выборочно. Примерно - так.

- Уважаемому калифорнийскому соседу Левинтову, прямо так грубо и скажи "это круто!". Редакция давно преупреждала, что он на это не обидится.
- Его (по)читательнице Е. Тихоновой смело и нелицеприятно поставь штамп: "Очень рельефно, выпукло".

- С поэтом и писателем В. Каганом будь осторожен. Для начала слегка пошути на его профессиональные темы "Доктор, я ходить буду? - Да, но только под себя". А теперь - остро критикуй его, не взирая : "Стихи и тянут, и катят ...это искренние стихи ...и очень зрелые ... вполне достойны и более широкой публикации." Что, получается - too much, too sweet? Тогда ошарашь читателя чем-нибудь вроде "калейдоскоп будущих возможностей, когда
мы стоим в такой точке бифуркации, прошлое обычно рисуется не калейдоскопично, а единой картиной." Пусть думают, о чем это ты...

- С Мацкевичем действуй только "шершавым языком": "Смещение лексики...Непонятен выбор...лексическая путаница не так утомляла
бы...полномасштабный и долгоиграющий эпос (так его!) спотыкаться приходится очень долго..."

- Геллер .... н-да-с... тут, брат, надо тонко: он же - приятель GZ. Не обращать внимания тоже нельзя, спросят - почему? С самого начала - этикетка: "компактная, сюжетно законченная зарисовка". А уж потом придерись "использование спецлексики и спецоборотов может оставлять в легком недоумении". Тебе могуть возразить, что и у твоих соседей - тоже, извините, до хрена спецлексики на всякие там потусторонние темы.
Игнорируй: что положено ЮПИТЕРУ из Калифорнии - не положено криминалисту из Израиля.
(Пользуюсь случаем, чтобы выразить мое восхищение всеми рассказами Бориса. - М.С.)

А к остальным, дружок, если не знаешь, что сказать, просто придирайся.
- Якова Ароновича после очень вежливого и мягкого диагноза - "тяжелый случай" - упрекай во всем, что придет в голову (сойдет - у него в повести дело происходит давно, не проверишь). Найди у него "Огромные смысловые дыры, неувязки".

- Надю Флорову лови органолептически: откуда, мол, у тебя в рассказе шел запах конопли - оттуда или отсюда? Ты по молодости скажешь, что это не имеет особого значения? Зато ты вынудишь ее оправдываться и утверждать, что ты не все правильно понял. Потом обвиняй ее в незнании ситуации с загрузкой самолетов Аэрофлота. Опровергли и то и это? Извиняться и не подумай.
- Усольцеву (нечего церемониться!) так прямо и скажи: "Сюжет неказистый".

Вот так, мой друг!
Надо, чтобы, как я сказал Левинтову, "у читателя так и остался осадок недоумения: то ли его дурят, то ли это всерьез."
Пусть читатель гадает, кто его дурит? На это-то он ответит сразу: "РЕДАКЦИЯ!"
А вот - зачем?