Дан Маркович "1984 год"

Сначала я завидовал птицам, которые стаями улетали от нас каждой осенью. Но птицы возвращаются назад, они не могут иначе, а я не хочу вернуться сюда. Если б я мог свободно уехать, то, может быть, вернулся бы, а меня ведь заперли. Может быть, я не уехал бы вовсе, так и жил бы до конца... Но теперь мне противно представить себе, как меня закопают здесь, и я, также покорно, как жил, буду покорно гнить, пока не смешаюсь с этой землей...

И я захотел быть птицей, и улететь, но насовсем. Я летаю во сне, но просыпаюсь, вечно просыпаюсь...

Если нельзя стать птицей, то почему бы не стать бродячим псом, или котом, и побежать к границе, бежать день и ночь, бежать, бежать...

Скажут - взбесился зверюга, и убьют... или ранят смертельно, и будешь, теряя силы, искать место, чтобы спокойно умереть, а места не будет, и подохнешь в вонючей подворотне захудалого городка...

Ну, тогда, может, стать совсем мелким зверем, мышью... и уже никуда не бежать, а вырыть себе норку и жить- поживать...

Норку вырыть не дадут - разрушат, затопчут.

Тогда, может, стать тараканом... или малюсеньким муравьем, который не замечает людей и бежит по своим тропам через дома и поля, и страны... везде находит еду, и свободен...
Нет, не может человек стать муравьем. И собакой не может, и птицей. Что делать, останемся людьми. Не будем биться в бешенстве о двери, грызть замки - много чести вам. Будем жить, будем веселиться.
Пир так пир. Пир во время чумы.