Александр Левинитов "Публичные люди"

Вступление в коммуникативное общество стало, несмотря на предварительные уверения футурологов, полной неожиданностью для большинства людей. Мы оказались совершенно неподготовлены морально к этому явлению. Теперь это становится вообще некоторой нормой: быть готовыми к техническим инновациям, но только технически. Утонченные интеллектуалы, но с моральными замашками варваров и вандалов, нравами троглодитов - таков типичный и даже групповой портрет нас и наших современников, начиная с периода создания атомной бомбы.

Мы, живущие ныне во всемирной коммуникативной деревне, очень напоминаем своим поведением и замашками публичных девок, а наши компьютеры - публичные дома.
Человеку необходимо избавляться от накопившегося или накопленного в нем зла, а зло имеет это неприятное свойство накапливаться в каждом, даже самом святом, человеке. Хорошо, если он, человек, умеет делать это в одиночку, не изливая свое зло на других. Увы, многие предпочитают делать это публично: кто срывается на работе, кто на жену и домашних, кто - на друзей.

Интернет предоставил нам подлейшую и неограниченную возможность изрыгать зло на всех подряд - и безнаказанно.
Он может теперь выплескивать из самых потаенных глубин своей души вся накопившуюся там мразь и демонстрировать ее людям, поливать этим далеких и незнакомых ему людей, а еще лучше и хлеще - своих ближних, не догадывающихся и не могущих себе представить такое, изгаляться и издеваться над нечаянно проявившейся человечностью. Это распаляет, это действует как наркотик, это дает некоторый суррогат власти, потому что вызывает страх и омерзение у других. Теперь у маленького человека и самой мельчайшей душонки есть возможность проявить себя на и во весь свет, а, так как такое зло не требует усилий и талантов - оно вообще бескорыстно - то миру открывается именно зло души человеческой, в первую очередь.

Графомания перевоплотилась в зломанию, в такую гремучую и тошнотную чернуху, что никакая бумага не выдержит - только безразмерное интернет-пространство.

Интернет играет с нами прескверную шуточку - он развращает в выращивает в нас безнаказанное зло, уничтожает последние остатки благородства. Теперь уж точно - дозволено все, даже если тебя фильтруют: эка невидаль! Сейчас такое изобилие форумов, конференций, е-соучастников и е-корешей по глумлению и осквернительству.

И это завораживает и инфицирует окружающих: уж мало кого интересуют новости и художества - подай грязи! Подай скандалов и оскорблений. И вот те, кто овладели искусством вокального права, уже небрежно и с чувством морального превосходства поглаживают человечество - против шерсти, разумеется. Они, метры грязи и мимикрии, востребованы, на них ходят, им внимают, им поддакивают (чтоб не быть облитыми).

Интернет оказался идеальным местом для тех, кто любит маскарад: прячась за никами и псевдонимами, можно колоть, жалить любого - безоружного или вооруженного, не боясь ни отмщения, ни возмездия, ни наказания.

Заодно можно воровать чужие мысли и тексты - откройте любую газету - и вы обнаружите, что более половины материалов просто снято с Интернета. Многие авторы дерут чужие тексты целиком и уже даже не знают и не помнят, как может быть иначе. Культура ссылок также постепенно исчезает - глупо же ссылаться и ставить кавычки, когда тебя все равно никто не найдет и не поймает.

Таким же образом один и тот же материал одного и того же автора кочует сразу по многим изданиям - а чего стесняться и о какой профессиональной этике может идти речь?

Кстати, о профессионализме. Интернет-коммуникация позволяет врать о себе все, что вздумается и представляться профессионалом в любой сфере: на этом втюхивании себя многие даже живут и зарабатывают.

Открывая для себя Интернет, мы думаем, что распахиваем окно в мир и вступаем в новую эру человеческих отношений: на самом деле мы распахиваем лишь свою душу - для моральных посягательств и нравственного разврата - и возвращаемся в коммуналку, в войну всех против всех в утренней очереди на единственное очко.