Леонид Рохлин "Обывательская благодать и грозы революций"

Обывательская благодать и грозы революций

Леонид Рохлин
(правдивые фантазии на темы эсхатологии)


Попробуем проследить в историческом аспекте этапы обывательской тишины и революций на примере иудейского этноса. Не будем вдаваться в его длинную историю. Рассмотрим коротко лишь три периода этой истории - периоды обывательского счастья. Оказывается они были и именно они способствовали решающему совершенствованию этноса и вообще сохранению его. Полыхали и грозы жесточайших революций (Римской, Персидской, Хазарской), которые чуть было не уничтожили этнос.
ПЕРСИДСКАЯ ИСТОРИЯ (240 - 480г.г. нашей эры)

Закончилось почти столетнее военное противостояние маленького государства иудеев против всесильного Рима (44 - 138 гг.). Закончилось трагически - погибло более 3 миллионов евреев, сотни тысяч были проданы в рабство, сотни тысяч покинули дома и двинулись по дорогам Истории… Иерусалим был превращён в языческий город; Храмовую гору очистили от развалин и по святой земле прошёлся плуг, дабы изгладить всякую память о святыне Иудеи. Евреям запрещалось показываться в черте города.
Основной поток беженцев двигался на Восток - к богатым еврейским общинам Персии, где быстро выросло главное ядро диаспорного иудаизма. В те времена на благодатном Востоке было относительно спокойно, продолжала царствовать эллино-персидская цивилизация - благородный сплав греческой культуры и философии, привнесённый походами Александра Македонского с утонченным мистицизмом и фатализмом восточных религий. Коммерция была основой экономики, соединяющей интересы десятков наций и племён. Правящие династии персидских царей (Парфянская и особенно Сассанидская) не препятствовали свободе вероисповеданий и даже внутреннего самоуправления, справедливо полагая, что их богатство напрямую зависит от благосостояния общин. Мудрыми были персидские цари, допуская на высокие посты иноземцев (греков и евреев) и предоставляя убежище толпам изгнанников - ремесленников и земледельцов.
Существовавшая много веков восточная община евреев, весьма консервативная, богатая традициями, множеством неписанных законов и обычаев, приняла толпы беженцев с опаской. Ведь это были обыватели, лишённые радости, объятые страданием и безмерным горем и потому сеящие вокруг семена тревоги, неуверенности и страха. Необходимо было воссоздать энергию нации, подчинить все силы единой, цементирующей мысли. Таковой стало обучение всей нации Законам, гражданским и ритуальным, о том, как вести жизнь мудрую и умеренную. Каждая синагога - университет, нет места "праздной" литературе, недопустимо развитие искусств, художеств и мирских наук (кроме медицины). Нация как бы отошла от общественной жизни; она старалась стать безвестной, дабы в тиши мирской, строго исповедуя Закон, пополнить свои сильно поредевшие ряды не только числом, но и качеством новой поросли. Качеством - означало возрождение энергичных людей, без которых дальнейшее развитие немыслимо. Религия должна стать тем выходом, куда устремятся в будущем эти новые люди, ведя за собой и толпы обывателей.

Для достижения этой цели крайне необходимо время "обывательской тишины". Оно обязательно появляется в Истории каждой нации! Творец не делает различий между народами, не выделяет из них избранных. Каждому предоставляется соответствующее время, а далее следует свободное творчество конкретных личностей общества. Если результаты творчества используются нацией в целях жёсткой консолидации и постоянного качественного восполнения генофонда путём активного контроля за ростом слишком энергичных личностей, то общество стремительно и последовательно эволюционирует.

Персидская история начинается, когда нация уже окончательно и надолго лишилась родного, "кормящего" ландшафта и потому главной особенностью развития и вообще существования должна была стать наработка этнических контактов, то есть взаимодействие с окружающими нациями и новыми ландшафтами. Достижению этой цели послужил творческий взрыв религиозно-философской мысли, в конечном итоге объединивший и воссоздавший иудейский этнос.

Начало возрождения этноса связывают со временем правления воинственного царя персов Шабура I, который предоставил еврейским общинам большую свободу внутреннего самоуправления. Во главе общин стоял реш-галута (экзиларх) - начальник изгнанников. Экзилархи, подобно палестинским патриархам, вели свой род от царя Давида - власть переходила от отца к сыну и, естественно, при непременном утверждении персидскими царями. При экзилархах существовал большой бюрократический аппарат - по сбору налогов, по наблюдению за порядком, по разбору спорных дел (судьи), по образованию и контактам с общинами других стран. Как видите, автономия была значительной. Большие суммы из собранных налогов и средства от меценатов шли на финансирование крупных религиозных центров - академий (иешивы). Они привлекали много слушателей. К примеру, академия в Суре собирала до 1200 человек. Это были, в основном, молодые люди, не обременённые семьёй и работой, то есть по современному подобию студенты, обучающиеся ежедневно и живущие при университете. Для семейных людей, занятых работой в городе или в деревне, дважды в год устраивались академические собрания, каллы, по-нынешнему коллоквиумы, на которых в лаконичной форме повторялось всё пройденное за предыдущее полугодие. Помимо этого, накануне весенних и осенних праздников читались общедоступные лекции и устраивались диспуты по наболевшим вопросам для широкой публики. Наплыв был велик и очень значим, ибо выступали любимые рабби и каждый мог непосредственно учавствовать в жизни своей общины.

Наиболее крупные центры существовали в Суре, Нагардее, Пумбадите и Мархузе. Преподавался единственный предмет - Мишна (Закон), принадлежащий перу патриарха равви Иуды (200 год), где говорилось о гражданском и уголовном кодексе, взаимотношениях с властью и общинами других стран, законах сельскохозяйственного производства, праздниках, браке, ритуале Храма и ритуальной чистоте, равно как и о нравственном поведении и хороших манерах.

Из академий выходили преподаватели и учёные, которые учреждали новые школы и тем множили число законоведов. Они пользовались большим уважением в общинах, среди них выделялись выдающиеся умы тех эпох - Абба Ариха, Самуил Ярхинаи, Гуна, Иегуда бен-Иехезкель, Рабба бар-Нахмени, Абай и Равва, Рав-Аши и Равина. Особенно прославились два последних, которые собрали и обработали все устные предания и толкования и издали их в виде дополнения к Мишне, назвав Вавилонскою Гемарою. Вместе с Мишною это составило огромный и единый свод законов - Талмуд.

Статьи Талмуда строго регламентировали всю духовную и светскую жизнь евреев, может быть даже слишком строго, ибо уже в те годы появились люди, отвергающие многие статьи Мишны и проповедующие жить только по законам Торы. Именно тогда был сформулирован знаменитый закон Самуила Ярхинаи - "…общие гражданские законы каждого государства обязательны для всех евреев, живущих в этом государстве; не может быть особых еврейских законов, противоречащих законам государств, где живут евреи…"
Более двух столетий сотни вавилонских амораев (толкователи Закона) трудились над пропагандой и внедрением в сознание всех слоёв еврейского населения многочиленных религиозных, правоведческих и нравственных законов Талмуда и Торы. И, что весьма симптоматично, - за все эти долгие годы среди иудейских мыслителей не было ни единого, посвятившего себя решению общемировых филосовских проблем; не было таких блистательных идеалистов, как Платон, Парменид, Зенон; проницательных прагматиков-атомистов, как Демокрит и Сократ, исследования которых касались буквально всех наук того времени; историков, подобных Геродоту и Фукидиду, или драматургов и поэтов одного уровня с Вергилием, Горацием, Эсхилом, Софоклом или Еврипидом.

Шло время собирания иудейского этноса, накопление энергии, наконец, консолидации вокруг единственно доступного и понимаемого обывателем древа познания - религии. Все другие, светские, цели отвлекали бы обывателя и могли только рассредоточить его энергию. Не было времени и сил для споров и диспутов на отвлечённые темы! Все "силы нации" были собраны для решения двух глобальных задач, и они были успешно решены за более, чем два столетия обывательской тишины:
- создание Талмуда, статьи и дух которого буквально вросли в сознание обывателя, в скором времени разнёсшего их по всем общинам Европы, Азии, позже и двух Америк и Африки; строгое подчинение законам и национальным обычаям сохранило нацию и до сей поры;
- доведение численности нации и его психофизического состояния до уровня времён Хасмонеев (первый век нашей эры).
Задачи были решены и очень вовремя, ибо персидская эпоха "тишины" подходила к концу. Уже при царе Иездегерде II (438-457 гг.) и особенно при следующем царе Фирузе I (457 - 472 гг.), которого евреи прозвали злодеем (рашиа), возобновились гонения на иноверцев, не признававших государственной религии - зороастризма. Последняя, как и религия иудеев, поклоняется единому Богу. При таком однотипном толковании религий почти исключался процесс ассимиляции, то есть возникновение сходства, оставались только "дружеские" взаимоотношения, основывающиеся исключительно на экономических связях. Это сейчас такие связи являются основополагающими, а в те времена их теснота резко колебалась в зависимости от нрава, темперамента и тщеславия царей и знати с одной стороны и верхушки инородцев - с другой.

К 50-60 годам V столетия, благодаря длительной и сытой эпохе "обывательской тишины" и слабеющему в связи с этим религиозно-идеологическому контролю за населением, резко выросло число революционно-настроенных личностей среди еврейского этноса, позабылись ужасные кровопролития во времена Римского геноцида, в памяти остались лишь легенды о героике тех дней. К тому же исчез главный враг, виновник геноцида - Римская империя, а на его территориях (Египте, Европе, городах Малой Азии, Кипре и др.) возникли обширные и богатые еврейские общины. Стало трудно сдерживать энергию многочисленных революционеров и просто демагогов силами амораев и экзилархов, что приводило, и всё чаще, к напряжённым отношениям с властями. Вспыхивали кровавые события, нередко провоцируемые властями. Например, события в Исфагани (470г.), когда после разгрома храма зороастрийцев, персидский царь приказал вырезать половину еврейской общины, а всех детей отдать в персидские храмы для служения Богу Огня.
Эпоха обывательской тишины заканчивалась. Еврейские академии стали закрываться, юные ученики насильственно обращаться в религию персов. Обыватель заметался в поисках выхода, и община разделилась на два лагеря - консерваторов (сторонников ортодоксальных талмудистов) и либералов (приверженцев революционных вождей). Деление, конечно, условное. Первые, имея налаженные десятилетиями родственные и торговые связи с общинами других стран и влиятельных друзей из царствующих домов этих стран, скрупулёзно проанализировав обстановку, решили двинуться в Византию. В те времена (конец V века) христианские императоры и православная церковь относились к иудаизму благожелательно и потому не препятствовали на первых порах иммиграции из Персии. Но когда поток беженцев резко усилился и евреи стали прибирать к рукам торговлю, то появились государственные ограничения и, что больнее всего, религиозного плана. Уже Юстиниан эдиктом запретил праздновать Пасху, если она приходилась на Страстную неделю и т.д.

Либеральная часть общины уверовала в проповеди революционных вождей, которые не строго придерживались многочисленных законов Талмуда и нередко толковали их иначе, нежели ортодоксы. Эти горячие, страстные, большей частью демагогические проповеди призывали к борьбе, даже военной, для образования своего независимого государства в Междуречье; на землях, где этнос нашёл приют и силы для возрождения.

Эти левацкие идеи утвердились ещё более в конце V - начале V1 веков при персидском царе Каваде. В свите царя был визирь Маздак. Он жаждал власти, ждал своего часа. Такие люди умеют ждать! И вот его час наступил! В народе начались волнения, связанные с длительным неурожаем зерновых. Маздак предлагает царю принятие серии "социалистических" реформ, сущность которых сводилась к уравнению благ, путём насильственного изъятия их у богатых и передачи бедным и, естественно, ужесточению репрессий к тем, кто сопротивляется этим реформам. Сейчас-то мы, россияне, хорошо знаем к чему приводит "уравниловка". Слабый Кавад не препятствовал и передав власть Маздаку, пустился в светские удовольствия. За что и поплатился вскоре…, но не о нём речь.

К несчастью иудеев, "коммунистическим" движением тов.Маздака решили воспользоваться те самые левацкие вожди иудеев, сгруппировавшиеся вокруг молодого экзиларха Мар Зутра. Создаётся что-то вроде партии, возглавившей революционное движение и, естественно, при ней вооруженные отряды…Начинается кровопролитие! Вспоминаете - те же идеи, те же методы. Ничего не изменилось с тех пор, уважаемый читатель!

Воинственный экзиларх изгоняет персов из северо-западных областей страны и провозглашает государство (еврейское княжество) с центром в городе Махузы. Семь страшных лет продолжалась борьба для достижения как-будто благородных целей - независимости и свободы. В центральных и южных областях Персии действует армия Маздака, который постоянно и "искренне" обещает иудеям полную автономию. Кровопролитная гражданская война в разгаре - замирает торговля, сельское хозяйство, ремесленничество… Что было далее, нет смысла писать - нам это тоже слишком хорошо известно. Поначалу восторг и экстаз - потом море слёз и потоки крови!
Война шла более двух десятилетий, с переменным успехом. В 520 году сын Кавада, Хосрой Нуширван, захватывает Махузу и под яростные, восторженные (вот вам лицо любой революции!) вопли соплеменников вешает на городском мосту Мар Зутру и его главных помощников, а еврейское население, вплоть до малых детей, жесточайше уничтожается. Ненависть Хосроя так велика, что оставшимся в живых евреям приходится срочно бежать. Соседние страны, на западе, востоке и юге, не хотят принимать революционно настроенных иудейских "братишек". Остаётся путь на север - туда и направили они стопы. Шёл 529 год нашей эры, когда первые беженцы из Персии появляются в степях междуречья Волги и Терека.

Закончилась персидская история еврейского этноса. Впервые евреи попытались создать полную автономию вне Палестины. В урезанном виде она была им предоставлена, но возросшая революционность побуждала ко всё большим и большим требованиям. В результате - революция, насилие, гражданская война, полный крах. Второй - после Римского геноцида.
История, к счастью, никогда не кончается. Коленам Израилевым вновь даётся время на гармоничное развитие, на обновление физического и духовного состояния, на возрождение. Правда, в других и совершенно неожиданных ландшафтных условиях!

ХАЗАРСКАЯ ИСТОРИЯ. ( 550 - 965 гг)
Если подняться высоко-высоко в бездонно-голубое небо над землями, окаймляющими северную часть Каспийского моря, то поразишься однообразию рельефа. На сотни миль тянутся ровные степи. С восточной стороны моря - глинистые такыры, песчаные барханы, жёлтые, выжженные, с редкими оазисами колючей южной растительности; с западной стороны - более зелёные степи, с осколками лесов в поймах немногочисленных рек, впадающих в море. На севере степи чётко разделяются огромной дельтой Волги, единственного поителя и моря и земель вокруг. Это рай для всяк здесь живущего! Сотни глубоких проток, изобилующих редкими породами вкуснейших рыб; густые пойменные леса, забитые всяческой живностью - земной и водоплавающей; широкие плодородные террасы, приносящие до двух урожаев ежегодно, - всё это в режиме чёткого разделения сезонов, не изматывающих человека ни бесконечной жарой, ни длинной морозной зимой. Зелёные западные степи тянутся бесконечным ковром на юг до русла Терека, за которым проглядывают остроконечные,белые шапки Кавказских гор.

В описываемое время на этих землях жило немногочисленное кавказское племя хазар. То были невысокие (до 165 см.), худощавые люди, судя по хрупким и мелким костям скелетов. Наверное, они не любили воевать, в их могильниках редко находят наступательное оружие. Зато любили охоту и рыболовство, разводили домашний скот и почитали виноградарство. С опаской они выходили в открытые степи, где царствовали жестокие, кочевые племена. С запада их тревожили грозные аланы (сегодняшние чеченцы); с севера и с северо-запада они ожидали набегов чёрных булгар и буртасов, а с северо-востока приходили торки и гузы, отнимали жён и заставляли платить дань жирным, вяленым балыком осетровых рыб, сладким виноградом и нежными дарами бахчей. Поначалу у них не было даже городов, не было и государственности - жили отдельными родами и племенами. Хазары поклонялись многочисленным богам Природы.
Нельзя сказать, что они были уж совсем беззащитны. Племенные вожди, от случая к случаю, собирали молодёжь и, как могли, оборонялись от слишком наглых завоевателей. Но таких случаев было крайне мало - степняки не жаловали комариные песни пойм, им негде здесь было развернуться со своими многотысячными отарами овец и табунами верблюдов и коней.

И вот, в этих Богом забытых степях, в конце 30-ых годов V1 столетия появляются незванные гости с далёкой Персии. Это были сыны Израиля из колена Симонова, сторонники трагически погибшего экзиларха Мар-Зутры и визиря Маздака, жестоко поплатившиеся за прямое участие в чуждой им гражданской войне персидских деятелей. Неизвестно, кто подсказал им идти на эти богатые и почти пустующие земли, к этому мирному и гостеприимному народу. Но это был мудрый человек, в противовес тем, кто, забыв об уроках Римского геноцида, когда надолго был потерян "кормящий ландшафт" и когда в трудных политических условиях Персии евреи смогли возродить и культуру и численность, опять ввергли свой народ в бессмысленную и чуждую гражданскую войну. Снова погибли сотни тысяч людей, были разрушены академии, бесценные памятники культуры…

Бросая накопленное, евреи спешно бежали по единственно возможному пути - на север. Караваны беженцев тянулись через Исфаган и Тебриз, на Кавказ. Но жизнь в горах была непривычна для евреев, к тому же горы были густо заселены воинственными племенами, исповедующими христианство и предупреждённых византийцами о революционных настроениях иудеев. И караваны потянулись далее на север, через Дербентский проход, в широкие степи вдоль западного побережья Каспийского моря. Эти степи поразили просторами, а хозяева - гостеприимством. Хазары увидели измученных и подавленных людей, ремесленников и земледельцов, жаждущих тихой и мирной жизни. Хазар это, а также грамотность и умелые руки пришельцев вполне устраивали. Вероисповедание их совершенно не интересовало- это являлось отличительной чертой всех степных народов - и они предоставили евреям земли и полную свободу действий.

Примерно в это же время, в конце 70-ых годов V1 столетия, к хазарам привалило ещё одно "счастье". С далёкого Балхаша пришли новые гости - грозные тюркюты. Их мощный каганат, ведя бесконечные войны с китайцами и степными царствами, расширяясь во все стороны, дошёл и до степняков Прикаспия - торков, гузов, болгар и буртасов, подчинил их, не обратив особого внимания на хазар, притаившихся в густых, пойменных лесах. И здесь надо отдать должное прозорливости вождям хазар. Они сочли за благо радушно предложить грозным завоевателям свои богатые пастбища между Волгой и Тереком, для выращивания боевых коней, основной ударной силы тюркютов, а предводителю - хану Истеми из дома Ашинов и его вельможам - прекрасные земли на высоких террасах Волги и Терека, для отдыха и развлечений. На все времена! За это тюркюты торжественно обещали никогда не брать дани с хазар, не заниматься сбором налогов и торговлей и защищать хазар от набегов степняков. Надменные тюркюты вообще считали торговлю презренным делом…
Так что все участники этого странного тройственного симбиоза были довольны. Никто никому не мешал - ни политически, ни экономически, ни религиозно. Вскоре случилось ещё одно событие, как ни странно, усилившее тройственный союз. В 658 г. под ударами уже тогда бесчисленных армий китайцев Великий Тюркютский каганат был разбит, и его хан с остатками армии, вспомнив о райском уголке на Волге, примчался к хазарам, заметая следы от наседающих китайцев. Вожди хазар дружно приветствовали приезд тюркютов на постоянное жительство и предложили хану быть правителем на ранее согласованных условиях, тем самым освободившись от трудных и опасных обязанностей по охране своих границ. И вот тогда, в середине V11 века, началась эпоха создания и развития одного из чудес света - хазаро-иудео-тюркютского государства.

Для того чтобы понять дальнейший ход развития, необходимо кратко рассказать о сущности пришедших иудеев. Среди них практически не было светской и религиозной интеллигенции и богатых торговцев - и те, и другие ушли ранее с ортодоксами-талмудистами в Византию, где уже давно существовали еврейские общины и были отлажены торговые связи. В Прикаспийские степи пришли простые обыватели - крестьяне и ремесленники, ведомые уцелевшими революционными вождями. Все они были подавлены недавними событиями, гибелью близких и потоками крови… Они жаждали тихой, спокойной жизни, той самой обывательской тишины. У них не было никаких других целей прихода на эти земли - ни политических, ни экономических. Ими руководил инстинкт самосохранения!
И такая жизнь им была предоставлена, но в совершенно оригинальных условиях. Теперь восстановление этноса шло при неограниченной свободе действий, так как не существовало государственного надзора и налогооблажений, довлеющей государственной религии, контактов с цивилизованными этносами и, что немаловажно, с соседними еврейскими общинами, пронизанных путами консервативных норм, древних законов и положений (как было в Вавилонии к приходу палестинских евреев). Это совершенно новый вариант для этноса, ранее достигшего высокого уровня культурного и социального развития. Вариант возрождения этноса в новом "кормящем ландшафте"не предполагал жесткой консолидации нации вокруг какой-либо одной, глобальной Идеи, как было ранее в Персии. В этом не было необходимости, так как не было довлеющего враждебного окружения. Работай, не покладая рук своих, и будь счастлив дарами Природы, взращенных тобою и принадлежащих только тебе и семье твоей! Это и был принцип жизни евреев в Хазарии в течение первых чуть более двухсот лет. Идеальные условия гармоничного развития!

Поначалу иудеи поселились в междуречье Сулака и Терека. В те годы уровень Каспийского моря был значительно ниже современного и дельта Терека, подобно Волжской, была громадной территорией, заросшей лесами и переполненной зверьём, дичью и рыбой. Иудеи не строили городов, жили замкнутыми поселениями. Во главе стоял экзиларх, осуществляющий порядок и судебное производство, на что, естественно, поселяне отчисляли от доходов своих. Крестьяне занимались земледелием, рыболовством и охотой, а ремесленники ковали изделия из железа, меди и серебра, выделывали из кож конскую сбрую для богатых тюркютов и хазар, строили дома и шили наряды. Среди них было много грамотных людей, которые обучали детей в школах положениям Торы, но не дополнениям Талмуда и вскоре многочисленные еврейские традиции и обряды стали забываться. Непреклонным оставалась только память о субботе и обрезание.
Со временем началось расселение на север, вдоль побережья Каспийского моря, пока и в окрестностях Итиля (Астрахани), центра каганата, стоящего в дельте Волги, не появились иудеи. Контакты с хазарами и тюркютами были всегда радушными, шел интенсивный обмен продуктов, торговля была развита очень слабо. Не было и смешанных браков - евреи и хазары жили замкнутыми общинами. Постепенно, десятилетия спустя, особенно с расселением решительных и воинственных тюркютов, еврейские женщины появились в их шатрах. Этому способствовали и экзилархи, помня древние еврейские мудрости - "…никто не может обнаружить след птицы в воздухе, змеи на камне и мужчины в женщине, потому и рожающих детей только своего племени…" Дети евреек от натных тюркютов, воспитанные по законам Торы и наследующие власть и права отцов, естественно, повышали значимость еврейской общины. Но главное в другом! Тюркюты-отцы передавали детям свою повышенную пассионарность. Этнографы давно приметили, что внесение признака пассионарности со стороны ведёт к ускоренному её росту в новых этносах, в нашем случае - в иудейском. Буквально через сотню лет вновь появляются пассионарии-евреи, чья избыточная энергия создаёт новые идеи и цели существования евреев в Хазарии. Они будут новыми для хазарских евреев и древними для этноса в целом. Это навязчивые идеи создания своего государства, но не военным путём, как было в Персии, а экономическими методами внедрения во власть.Задача на сей раз будет решена блестяще, и в IX веке на берегах Волги возникнет еврейское государство (Хазарский каганат), который сосредоточит в своих руках практически всю мировую торговлю - от Китая до Франции.

Но, вернёмся к первому двухсотлетию каганата (530-750 гг.). В это время мировые геополитические страсти обходили стороной степные пространства северо-западного побережья Каспийского моря.И внутри региона стояла тишь и благодать, ибо тюркютские воины надёжно защищали хазар и евреев от набегов степных народов (алан, болгар, торков, гузов и др.). Историки отмечают даже расширение территории Хазарии на север и особенно запад, где были захвачены земли степного Крыма и восточного его побережья, а интересы каганата вошли в столкновение с дипломатическими интригами Византии в бассейне Чёрного моря. В конце VII столетия волны мировых бурь докатились и до этого региона. Но к этому времени союз хазар, тюркютов и евреев уже достиг уровня боеготовности .
Первый звонок прозвучал ещё в 626 - 630 годах, когда заклятые враги евреев, Сасанидская империя персов, возымела желание прибрать христиан Грузии, Армении и Агвании (нынешний Азербайджан), принадлежащих Византийской империи. Им удалось быстро захватить эти земли у ослабленных ромеев и сильно укрепить свои позиции с севера, особенно так называемый Дербентский проход, защищающий от нападений степняков. Византии пришлось щедро одарить Хазарский каганат за помощь в борьбе с Персией. И вот в 627 году тюркютская армия Тур-Джабгу хана, в составе которой упоминаются и еврейские части, штурмом взяли Дербент, разорили Агванию и осадили "изнеженный, торговый, славный и великий город Тифлис…" В этом году он не был взят, но уже зимой 628 года город был разграблен дочиста. Такая же участь постигла и Армению в 630 году. Хронисты ставят в заслугу взятия крупных и хорошо укреплённых городов хазарским и еврейским воинам, так как тюркюты "при осаде городов хороших боевых качеств не показали…" Вслед за хронистами и мы можем добавить о появлении вождей среди иудеев.

Мощь персов была сильно подавлена, и они, как спелый плод, упали к ногам стремительно растущего этноса арабов (650 г.). которые вновь захватили и Агванию, и Армению, и Дербент и вплотную подошли к южным границам Хазарии (663 г.).Эра обывательской тишины заканчивалась… на патриотических нотах, когда скуластые иудейские вожди (дети тюркютов) подняли еврейскую общину на защиту новой Родины. В персидской истории эта эра закончилась чуждой евреям гражданской войной; теперь тоже войной, но священной, Отечественной. Среди скуластых вождей появляются и выдающиеся люди. Особо заметная фигура некоего Булана, с тюркютского - Лось, впоследствии принявшего еврейское имя - Сабриэль. В армии каганата он, видимо, выделялся организаторскими и полководческими способностями. В 718 г. во главе хазаро-еврейских частей внезапным фланговым ударом он окружает Дербент и после короткой осады овладевает им, тем самым перекрыв арабам единственную равнинную дорогу в Хазарские степи. Он энергично укрепляет город и все перевалы в горах, проводит реформы в армии, увеличивая её численность и боеспособность.
Но главная заслуга Сабриэля в другом! По всей вероятности, уже тогда у него возникла идея постепенной иудеизации власти в каганате, путём проведения широкомасштабных религиозных и социальных реформ, в первую очередь, в самой еврейской общине. Будучи либерально верующим евреем (караимом), он понимает необходимость талмудистов - ортодоксов для жесткого единения нации, что поможет достижению главной цели - создания в Хазарии сильной военной и финансово - экономической власти. Для этого есть все предпосылки - отсутствие строгой государственности у тюркютов и хазар, подчиняющаяся Сабриэлю армия, близость ортодоксальных еврейских общин в Византии, имеющих и капитал и отлаженную торговую сеть в странах Европы и Азии.

Сабриэль, как истый пассионарий, начинает решительно действовать. Он убеждает верховного князя (экзиларха) восстановить забытую веру, и в 730 году сооружается первая синагога. В том же году отправляется миссия в Византию, к талмудистам, с просьбой прислать сабураев (учителей - высказывателей мнения), объясняющих положения Талмуда. Вместе с сабураями в Хазарию приезжают и представители крупных еврейских торговых домов для оценки обстановки или, как сейчас говорят, для оценки возможностей инвестирования и гарантий вкладов. Мне почему-то думается, что представителям торговых домов уже тогда был представлен географо-экономический проект обоснования Северного варианта "великой шелковой дороги" - через Хазарию. Наверное, местными "научными подразделениями", предлагался расчёт оптимальности данного варианта, стратегия и тактика освоения нового маршрута и, естественно, суммы долгосрочных инвестиций. А вот гарантией на вкладываемые средства могло служить единственное - захват власти в Хазарии, по возможности парламентскими методами; создание Иудейского государства. Возможно, тогда и были разработаны планы постепенной иудеизации власти. Только власти, но не обращения народа в иудаизм.

Умирает Сабриэль, не дожив до осуществления своей мечты. Но начатый им процесс необратим и набирает силы. Вероятно, в соответствии с планами, начиная с 60-70 годов VIII века, в Хазарский каганат хлынули потоки иудеев из Византии. Эмиграция шла морским путём до южного Крыма, где грекам принадлежали приморские города, далее через Керчь на восток в земли Кубани, Терека и нижней Волги. Эмигрировало, в основном, городское население, которое оседало в городах Хазарии. Самкерц - на Кубани; Саркел - на Дону; Семендер - на Тереке и, естественно, в столице каганата Итиле, на Волге. Их встречали радушно потомки экзиларха Мар-Зутры, забывшие не только революционные лозунги, но и древние еврейские обычаи. За это пришельцы платили оскорбительным презрением. Они были совсем другие люди, жившие в гуще политических и торговых страстей Византийской империи, жаждущие власти и обогащения. И покидали свои дома только во имя этой перспективы, в условиях резкого обострения торгового соперничества с греками и армянами и религиозного фанатизма, разжигаемого государством и официальной религией. В те годы в Византии начались жестокие религиозные преследования евреев, вплоть до насильственного крещения детей.

Вообще эти десятилетия (вторая половина VIII века) отмечены глобальным поворотом интересов иудеев в каждой из стран их рассеяния. Меняется ментальность этноса, и слово "еврей" чаще всего связывают с торговлей и банковским делом. Первое упоминание о еврейских торговых домах во Франции датируется 795 годом, в Англии - 833 годом и т.д. Везде они находились под покровительством мудрых королей - Карла Великого (768 - 814 гг.), Эгберта Английского (827 - 839 гг.) и др., в равной степени соблюдающих интересы государства и свои личные. Эти торговые дома являлись конечными пунктами "разгрузки" товаров, непрерывным потоком движущихся по Великому Шелковому пути. Слово "товары" здесь, конечно, не совсем приемлемо, ибо торговля велась только предметами роскоши - шёлком, драгоценными камнями и пряностями, приносящими баснословные барыши. И, если в странах Европы все "шелковые пути" находились в руках еврейских торговых домов, то в Византии и Персии, через которые проходил Южный вариант пути, приходилось вести жестокую борьбу. И не только за экономические интересы, но и за физическое выживание вообще.

Всё это послужило причинами массового переселения евреев в Хазарию, где их ждала свобода вероисповедания и широкие экономические возможности. Была и ещё одна немаловажная тонкость! В 750 году пала империя Омейядов (властители Багдадского халифата), злейших врагов евреев, и на престол взошли Абассиды, активизировавшие военную экспансию на восток. Халиф Абу-Ль-Аббас Ас-Саффах и его сын Мансур (750-775 гг.) в ряде сражений сломили основные силы китайской империи Тан в Средней Азии и Уйгурии, а последовавшее затем страшное восстание в Китае (756-763 гг.) окончательно подорвали мощь империи и вскрыло страну для практически беспошлинного вывоза шёлка и пряностей. Употребление эпитета "страшное" связано с катастрофическим уменьшением численности населения Китая за эти семь лет. В гражданской войне погибло около 36 миллионов человек, и население Китая к 765 году составило всего 16,9 миллиона душ. Вот такие "казусы" бывают в истории даже весьма цивилизованных этносов.
Абассиды действовали на востоке в интересах еврейских торговых домов, взамен получая от них не столько шелка и пряности, сколько пушнину и рабов, поставляемых из Хазарии - с верховьев Волги, морем по Каспию, в Персию. Это совершенно новый торговый путь (меридиональный) и новые товары, приносящие не меньше прибылей, чем пряности и камни "шелковой" дороги. Караваны верблюдов двигались через пустыни, горы и степи; по Волге, Каспийскому и Чёрному морям плыли суда, ведомые еврейскими купцами-рахдонитами, что с персидского означало "знающие дорогу". Центром, где пересекались все пути, служил славный город Итиль (ныне Астрахань), где вконец измотанных купцов ожидали разнообразные прелести - обильная пища, сладкое вино и юные красавицы, воркующие на языках всех народов мира. Ничего, господа, не изменилось в индустрии отдыха и развлечений с той поры!
Город распологался на островах дельты Волги и Ахтубы, протягиваясь вдоль берегов на 8-9 километров. По словам очевидцев, это был теснозаселённый город, разноязычный и шумный; синагоги, мечети, церкви, богатые дома купцов, а, главное, огромные базары - круглогодичные выставки достижений всех племён и народностей. На островах в центральной части поймы распологалась крепость, дворцы царя и первых вельмож, богатые дома иудейского населения города. Сообщают, что …"держава хазарская славилась правосудием и веротерпимостью, и гонимые за веру все стекались в неё отовсюду: как яркий метеор блистала она на мрачном горизонте Евразии…"
Но основная забота правительства, конечно, охрана и обустройство двух караванных путей - северного (шелкового) и меридионального (пушного), особенно организация закупочных центров в странах - поставщиках (Китае и Биармии, последняя распологалась в верховьях Волги и Камы, где жили мари и чудь). Так впервые возникли небольшие еврейские общины в Китае, в городах Кантон и Чаньянь, так появились еврейские фактории на пространстве между современными городами Пермью и Н.Новгородом.

Расцвет хазаро-иудейского каганата приходится на IX столетие. Сбываются самые смелые проекты Сабриэля и его последователей. Институт тюркютской государственности постепенно вымирает и, наконец, в 803 году полностью исчезает с политической арены. В этом году, некто Обадия, о котором было сказано "…муж знатный и богатый, боялся Бога и любил Закон и заповеди…, захватил власть, оставив тюркютского хана марионеткой. Да и то на время, ибо позже появляются... еврейские цари. Талмудизм становится государственной религией Хазарии, но никому не возбраняется жить по законам своей религии. Создаётся наёмная армия , постоянной доктриной которой является оборона, охрана экономических интересов государства. Наёмными солдатами сначала служили тюркюты, потом их заменили гузы и торки, после пришли гурганцы (мусульмане из Закаспия) и, наконец, появляются славяне. Постоянный корпус наёмной гвардии не превышал 20 тысяч воинов. С таким числом в наступательные походы не пойдёшь, но для охраны границ и караванных дорог этого, наверное, было достаточно. Если требовалось большее число воинов, то быстро набирались временные наёмники, оплата службы которых была крайне оригинальной новинкой того времени (кажется, и сейчас) - платили большие деньги, но только за победу. Бегство каралось смертью!

Итак, к началу IX века заканчивается очередной период обывательской тишины (гармоничного развития) еврейского этноса, теперь уже на территории Хазарии. Началось его стремительное, революционное развитие, которое вскоре создаст в диких степях междуречья Днепра и Урала мощное торговое государство, сыгравшее на протяжении более 100 последующих лет исключительную роль в социально-экономической жизни государств Европы и Азии.