Павел Мацкевич "Герой нашего времени"

"Я Ваше зеркало!" - перевела Мудрая Сова имя героя романа Шарля де Костера. Герой нашего времени - наше зеркало. Несомненно, что слово в первую очередь было призвано отображать действительность. И литература и, в частности, исторические романы. не исключение, равно как и фантастические, поскольку читатели (и критика!) судят-то героев по реалиям сегодняшнего дня, прикладывая соответствующие критерии.

Итак - независимо от жанра- литература не может обходиться без героя. Причем герой не всегда даже одухотворен (герой - природа). Но это камуфляж. Герой такого плана находится "за кадром", только и всего. Это, так сказать, тактический прием писателя. Стратегическая линия - всегда связана с передачей (навязыванием) какой-то информации.

Какую же информацию предлагают или навязывают сегодня? Верно ли описаны черты нашего современника? Все ли его качества отражены в литературе?

Вот тут мы сталкиваемся с интересным феноменом - забитые полки магазинов, и мало читателей, которые этим довольны. "Читать нечего," - часто можно услышать такую фразу. Но кто это говорит? Это говорят люди, которые что-то знают и умеют анализировать. Но книги продаются. Кто же их покупает? Те, кто доволен героями книг! Этих читателей больше.

И тут можно констатировать общее положение - эффект массовости, эффект доступности, то, что называется массовой культурой. А массовая культура выставляет напоказ в первую очередь то, что присуще массе - безликость (общесуществующее). А общее для всех - низменные чувства и ощущения. С другой стороны, эти чувства нельзя назвать низменными, поскольку они достояние масс - на этом и строится современная (иезуитская!) подача материала, как литературного, так и всякого другого, связанного с духовностью.

Вот и получается, что тиражирование бездуховности направляется рукой исключительно людей, которым эта бездуховность нужна. Но зачем? Тут можно ответить с полной категоричностью - бездуховность масс, отрицание критериев - подготовка к созданию новых (возможно, и сознательно забытых) критериев.

Писатели не могут избежать общей тенденции, перешедшей в общее направление, поскольку в первую очередь и исключительно их волнуют гонорары. Это как раз то, что и отличает писателя от всех других пишущих, которых первые называют - литераторы (читай - второй сорт). Эфемерная слава - но это слава! Деньги не пахнут!

Конечно, я рискую навлечь в ответ массу откликов, в которых будут "красивые" слова" о долге", "видении мира", о том, что деньги зло, "слава мне не нужна" и прочее. Но это - двуличность. Суть заключается в том, что есть масса литераторов, но очень мало писателей.

Должен сказать, что такой нелицеприятный вывод основан в первую очередь на том, что нельзя, и тем более в Одессе, назвать писателем ни одного пишущего, не говоря уже о "Спилке", которая "управляя литературным процессом" (за государственные деньги, естественно), давным-давно называет писателями тех, о работах которых и слыхом не слыхал мало-мальски подготовленный читатель, да и вообще читатель, поскольку из всех видов литературы, одесская вообще выходит за эти рамки. О том, что их не просто читают, а прямо-таки восторгаются их творчеством, много и охотно говорят исключительно… сами писатели. Впрочем Бог с ними, пусть называют себя даже гениальными, за стопкой халявного вина они и не то Вам наговорят, будьте покойны.

На сегодняшний день - Героя Нашего Времени нет в литературе. Есть герои - писатели, они же горе-писатели. "Литературные жигало" - так охарактеризовал Валерий Сердюченко подобные фигуры в одной из своих статей.

Но… литература будет жить. И ростки подхода, связанного с нарастанием антропологического реализма (знают ли, что это такое, человеки, управляющие литературным процессом?) существуют. В чем это выражается? Думаю, что об этом еще предстоит поговорить.