Виктор Балан. Огонь по своим

Втктор Балан

Марк Штейнберг в своей статье "Кадры решают все" ("Вестник", №16, 2001) поставил своей задачей указать главную причину обвальных поражений советских вооруженных сил в начальном периоде войны от 22 июня 1941 года до контрнаступления под Москвой (выделенные слова взяты из названной статьи). Основной причиной успеха германского наступления в этот период Штейнберг видит в репрессиях, обезглавивших Красную Армию незадолго до Второй мировой войны. Для подтверждения своего взгляда Штейнберг называет более полудесятка имен - военных историков Запада, имеющих, по его словам такую же точку зрения. Не мешало бы Штейнбергу укрепить свое заявление цитатами из трудов этих историков. По моим неполным знакомствам с книгами Черчилля, Типпельскирха, Гланца, такого впечатления у меня не осталось. Тема репрессий в книгах западных авторов о советско-германской войне занимает небольшое место.

Но в любом случае, такая точка зрения имеет право на существование. Верна она или нет - иной вопрос.

Поводом моей реплики на статью Штейнберга является другое его высказывание. Оно является распространенным мнением, поэтому заслуживает специального разговора.. Цитата: "Почти 40 тысяч командиров было репрессировано в37-41 гг. - самых грамотных и опытных". Далее автор повторяет, скорее уточняет: "40 тысяч расстрелянных военачальников…"

Много раз писали о том, сколько командиров было репрессировано в годы "большого террора". Вопрос простой, а ответ сложный. Во-первых, в такой неконкретной форме вопрос ставить нельзя, во-вторых, если даже его сформулировать правильно (указать годы, формы репрессий, разбивка по родам войск, званиям), ответа мы нигде не получим, потому что ни НКВД, ни НКО такого учета никогда не вели.

У разных авторов можно встретить весьма разные цифры: от 5 тыс. (А. Орлов, энкаведист- перебежчик) до 70 тыс. (А. Яковлев, "отец перестройки").

Чаще всего называли число - 40 тыс. репрессированных. Все началось со слов Ворошилова, который привел на одном высоком совещании это число как количество уволенных из армии в 1937-38 гг. Эту цифру полным доверием и назвал Штейнберг. До него 40 тыс. указывал и А.Некрич.

С другой стороны, публикация реальных архивных документов, например, так называемой "записки Щаденко" и сводных таблиц с десятками цифровых данных не дает рядовому читателю ясного представления о масштабах потерь армии в довоенные годы, а публицистам типа Суворова-Резуна это предоставляет возможность глумиться над прахом сгинувших и оклеветанных.

Я хочу ознакомить читателей с некоторыми данными из моего собрания вырезок и ксерокопий, дающими общее представление о состоянии с офицерскими кадрами перед войной. Думаю, что они верные, но понимаю, что неполные и малосравнимые. Тому, кто хочет с этим вопросом познакомиться подробнее, готов указать все ссылки. Некоторые цифры даны округленно.

С 1937 по 1940 год армия выросла в 6 раз, поэтому вопрос подготовки командиров и военных специалистов стоял очень остро. Меры принимались весьма радикальные. Количество военных школ и училищ за это время выросло 75 до 225, годовой их выпуск - соответственно с 8500 до 35000. Число слушателей военных академий выросло в 2 раза. Срок обучения в большинстве этих учебных заведений был сокращен. Всего армия получила новых 160 тыс. новых офицеров (за счет призванных из запаса и сержантов, закончивших краткосрочные курсы). Всего было произведено 250 тыс. перемещений и новых назначений. И все равно некомплект офицерских должностей составил 60 тыс. чел. Напоминаю, что эти данные не относятся к середине 1941 г.
Переходим к репрессиям и потерям. Они даны в источниках для 1937-39 гг. и относятся только к сухопутным войскам и военно-воздушным силам (т.е. без ВМФ). Всего уволено : 37 тыс. (для СПВ) и 6 тыс. (для ВВС). В их числе - уволенные по возрасту, болезни, совершившие уголовные преступления. Восстановлено: 11200 и 900 (соответственно). Общее число исключенных по отношению к числу офицеров в армии - около 10%.

Арестовано: 9579 (только для СПВ, по ВВС данных нет).

И наконец, сколько было расстреляно? Есть цифры только для высшего (начиная от полка) звена. По ВМФ, повторяю, данных нет. Итак, расстреляно - 1078 чел. Умерло в заключении и покончило с собой - 150. Вышло на свободу после заключения - 224. Замечу, что процент сгинувших среди высших командиров (включая маршалов) больше, чем среди низших. Очевидно, лейтенантов среди расстрелянных было не очень много.

Такова статистика, взятая из архивов. Все остальное - творчество журналистов и политиков. Даже беглый взгляд эти данные приводит нас к выводу, что они неполные. Проведем небольшую проверку. Из общего числа арестованных вычтем число тех, чья судьба прослеживается по этим данным (считаем округленно): 9600 -- (1100 + 150 + 220) = 8130. Что стало с ними? Неужели именно столько арестованных было освобождено и возвращено в армию, подобно Рокоссовскому и Горбатову? Этих данных я не нашел. Замечу только, что приводимые часто цифры 11 или 12 тыс. не относятся к периоду после 1939 г и касаются всех уволенных, а не арестованных.

Всего в армии к началу 1937 г. было 140 тыс. офицеров, к концу 1940 - 580 тыс., т.е. произошел рост в 4 раза (ср. с общим ростом армии - 6 раз).

Несколько выводов. Первое. Всем пишущим на эти горькие темы следует всегда помнить о своей великой ответственности и быть сдержанным по отношению к ушедшим поколениям. И во всяком случае не обвинять генерала Кирпоноса, погибшего в 1941 г. в киевском "котле" в том, что по его вине войска попали в окружение... Неужели М. Штейнберг не знает подробностей его смерти? Кирпонос не раз просил Ставку разрешения на прорыв, но Сталин лично запрещал его.

"Плохая им досталась доля, немногие вернулись…"
Второе. Кровавая расправа, каковы бы ни были ее масштабы, не может быть ни оправдана, ни объяснена никаким "очищением". Но был ли сталинский террор в армии решающей причиной поражений в первые месяцы Отечественной войны? Думается, что нет. Как следует из приведенных цифр, выпуск офицеров из училищ и академий в предвоенные годы в несколько раз превысил их убыль в результате увольнений и арестов. Но их все равно недоставало, и этим объясняется назначение на командирские должности неподготовленных военных. Причины первых поражений не только в кадровой политике, но и в неправильной оценке военно-политической обстановки в предвоенные месяцы, отсутствии плана обороны и стратегического отступления (именно так!), некомпетентном вмешательстве (известно кого) и многими другими обстоятельствами.

Моя справка не претендует на полноту, она направлена только на то, чтобы дать общее представление об офицерских кадрах в предвоенные годы. Несколько слов об обвинении, выдвинутом Штейнбергом в адрес военачальников, потерпевших поражения в боях. Он не жалеет резких, неприязненных выражений в адрес Конева (продемонстрировал полнейшую оперативную беспомощность), Павлова, Тимошенко, Еременко, Тюленева, не говоря о Ворошилове и Буденном. Слова "бывший кавалерист" звучат в языке Штейнберга как знак полной бездарности. Но ранее кавалерия была важнейшим родом войск, каждый профессиональный военный был обязан владеть конем. А горькие поражения были и у многих других: Рокоссовского, Толбухина, Малиновского, Рыбалко… Практически у всех, кто воевал.
Даже у Наполеона.